Сельская мама. Часть 2. Анал и жесть

Марина услышала громкий, смачный плевок, а затем ощутила как два пальца мужика вдавливают слюну между ягодиц. Края ногтей были островаты, на пальцах ощущались заусенцы, но перевозбужденной Марине было похуй. Ощущение того, как алкаш разминает её очко перекрывали всё с лихвой. Он вдавил внутрь средний палец и женщина обмякла, часто и с удовольствием сжимая чувствительный анус.

— Давай быстрее, пока они идут! – поторопила она, властно грохнув алкаша локтем под ребра. Мужик услышал и понял. Взяв ствол хуя жилистой рукой, алкаш вдавил член между ягодиц незнакомой сочной бабы и пошел внутрь. Поначалу было больно и Марина накрепко стиснула зубы. Её лицо перекосила боль, которая тут же сменилась на абсолютное блаженство. Более возбуждающей и прекрасной ситуации она даже представить себе не могла. На неё, на строгую, сильную и уважаемую женщину смотрели десятки людей.

Она ебалась при всех, но никто не знал об этом. Её взяли на рынке прямо в жопу, незнакомый мужик проталкивал залупу внутрь и его


хуище продолжал двигаться, ещё даже не упершись яйцами в ягодицы. Хуй загулял внутри и живот слегка скрутило, но ощущение твердого, большого стояка перекрывало всё. Широкие мозолистые ладони держали жопу как огромную подушку из бабской плоти, а член таранил истосковавшуюся дырку в ней.

— Блядь... Бллляяяяядь! – причитала красная как рак и вспотевшая Марина. Из её глаз потекли слёзы волнения и наслаждения. Тело трясло как в лихорадке, волосатый лобок алкаша часто и ритмично вминался в разрез жопы. – Ой, простите меня, простите... - пробормотала Марина, случайно глянув в лица прохожих. – ПРОСТИТЕ! АААААААААА! – она вцепилась пальцами в пиджак случайного прохожего, схватила его со всей силой своего мощного тела и прижала к себе.

Использованный как опора для разврата, растерянный тощий работяга, зажатый в тесных объятиях здоровенной бабы тихо хрустнул костями и захрипел в могучих руках.

— Что с вами?! – выдохнул испуганный работяга, глядя на красное и перекошенное удовольствием лицо Марины. – Вам плохо?!


- Нет-нет! Хорошо мне, очень хорошо... Кончаю я... - зарыдала она, на плече несчастного. – Больше ничего... Ничего больше... простите... - всхлипнула она и снова задрожала, цепляясь ногтями и зубами за его пиджак. Алкаш ещё несколько раз дернулся, наталкивая Марину на обнятого её беднягу и плеснул спермой в скользкое бабское очко. Он протяжно выдохнул, уперся лбом в затылок Марины и вытащил грязный после жесткого анала член.

— Чистый я, не боись, - шепнул он на ухо с благодарностью и похлопал Марину по булке, запуская по её спине волны сладких мурашек, которые накрыли и без того довольный анал. Спиздив с прилавка пару носков, незнакомый выпивоха незаметно обтер свой хуй, подтер жопу Марины от спермы и бросил тряпки в пыль под ногами. Натянув трусы на роскошную жопу женщины и оправив на ней платье, алкаш растворился в толпе вместе с сыном, который так и не увидел того, что папа делал с тётей. Никто не видел.

— Извините, пожалуйста, - вытерла слёзы Марина и вздохнув развернулась. Удары встречных прохожих быстро унесли второго мужика в гомон и шум рынка. Единственный свидетель греха, растворился в безликой толпе.

— Ну давай же, миленький, ну давай! – в тот же вечер, распробовавшая настоящей животной ебли Марина, мучала мужа в постели. Она лежала к нему задом и закинув руку за пышную жопу дрочила член Василия. Стояк вяло болтался в её руке постукивая мягкой залупой по костяшкам и под большой палец. – Вставай, вставай, мой хороший! – просила она, горько вздыхая.

Муж не смог.

Марина села на край кровати, голая и расстроенная. Она закрыла лицо руками облокотившись на коленки и свалив под локти массивные груди 6-го размера. Невыносимый зуд в заднице не давал уснуть, воспоминания о ебле на рынке дико будоражили и заводили. Именно поэтому она разбудила несчастного мужа в три часа ночи, чтобы хоть немного попользовать, но сил у Васи не хватило даже на проникновение в жопу, не то, что на трах. Вздохнув и всхлипнув носом, Марина шлепнула ладонями по кровати и встала.


Качая тяжелыми телесами она прошла мимо сына Ваньки, совершенно не обращая внимания на то, спит он или нет. Также голышом она подошла к шкафу и вытащила из под стопки полотенец главное сокровище семьи - бумажный прямоугольник советского гандона с надписью «проверено электроникой». Накинув у порога калоши, женщина толкнула дверь и через сени вышла во двор, голой как была. Тяжело дыша и продолжая плакать, Марина двинулась к сарайке с двумя телятами.

Сильная, гордая и властная баба которая не имела право на публичную слабость, плакала в одиночестве. Завтра она снова станет грубой и жесткой, но до завтра ещё надо было дожить в своём уме. А сохранять рассудок, в таком адском состоянии ей было очень тяжело.

Войдя в сарайку и перешагнув кучу навоза на дощатом полу, Марина взяла колун для дров. Тяжелый и большой, как раз ей под стать. Вернувшись наружу, в загон обнесенный забором, Осина широко размахнулась и со всей дури уебала по жерди. От замаха её массивные груди взлетели так, что мягко ударили Осину по лицу и плечам. Гвозди-сотка моментально вылетели от удара могучей бабы и жердь повисла набок. Ещё два жестких удара и гвозди были выбиты из деревяшки, Марина закончила дело выдернув кривые железки прямо пальцами, силы позволяли. Дернув гандон зубами, за штамп «выпущено в 1987-г» Марина распечатал НЗ запас контрацептива и натянула кольцо на конец жерди.


Раскатав резину по палке, Марина снова захлюпала носом, протекая слезами из глаз, развернулась к жерди задницей и рукой направила её в свой анал. Задрожав всем телом от невыносимой боли в жопе, она надела очко на палку и грохнулась на четвереньки, тяжело и громко дыша. Груди бухнулись в землю избитую копытами коров, массивная задница повисла на жерди как надетая на кол. Всунутая в жопу кривая и толстая палка быстро растянула анус и он расслабился, став эластичным.

Упершись левой рукой в пол, а правой взявшись за столбик, женщина подалась назад, вгоняя палку ещё глубже и безжалостно растягивая нутро жопы. Гондон порвался и анал рвануло краем сучка. - Аааа! СССУКА! – вскрикнула от новой боли в животе Марина. Она не сдалась и задвигала жопой, плача от боли и удовольствия. Несчастная баба таскала перемазанные в земле груди по загону, а очко по палке.

Жердь была здоровенной даже для объемной жопы Марины и со стороны эта жестокая мастурбация выглядела как казнь. В доме хлопнула дверь, скрипнуло крыльцо. Послышались шаги сына вставшего в туалет. Марина испуганно вздрогнула и попыталась вскочить на ноги, но от резкого движения засадила в себя палку так, что кожа на её животе натянулась холмом с очертаниями конца жерди.

— Аааа! – заорала она, вместо того, чтобы прикрыться от сына. – Ой! ОЙ МАМА! ОЙ! – запричитала она с удивлением ощупывая твердый предмет в животе. Жопу рвануло судорогой мощного оргазма, который отправил бабу в обморок. Свело всё, и пизду и задницу и облило жаром клитор. Ей хотелось рвануть себя за лобок, чтобы дать ещё больше натяжения, но руки отказывались слушаться, Марину колотило адским экстазом. Истосковавшееся тело добралось до наслаждений. Настоящий, грубых и жестких, таких каких и хотела строгая, властная Марина Сергеевна.

— Мама... - потрясенно замер Ванька, глядя на происходящее. Он не то, что был в шоке, он просто не понимал, что она делает и зачем.


Это не укладывалось в голове сонного восемнадцатилетнего парня, который просто опешил. Полностью голая мать стояла раком на земле загона и трясла массивной задницей надетой на жердь. С лицом её тоже явно было, что-то не так, оно было красным, почти полыхающим от румянца, глаза закатились, с губ текла слюна как у тяжелой дебильной. Она хрипела и мяла свои грязные от земли дойки, ничего не видя и не слыша вокруг.

— МАМА?! – ещё громче окликнул испуганный Ванька. В этот момент из распахнутой от натяжки пизды Марины хлестанул сквирт. Тугая, как из зажатого пальцами шланга струя разворотила мочевой канал и поры с бабским секретом. Шумно ударив в размятую дойками землю, фонтан плеснулся в стороны, обливая горячие голые ляжки Осиной.

Проснувшиеся от шума и криков телята загремели копытами по доскам сарайки и вышли в загон. Младшенький, Борька, посмотрел на висящие груди Марины печальным взглядом и вытянув язык обвил соски стонущей на жерди бабы. Вслед за ним, ко второму соску «вымени» присосалась и Зорька, трехмесячная тёлка полученная в пользование от колхоза. Сходя с ума от безумного наслаждения и рыдая в припадке удовольствия, Марина мяла ляжки тиская ими пизду и обнимала телят за мощные шеи.


Телята сосали жадно и глубоко, втягивая соски вместе с ореолами глубоко в свои рты. Мокрые обсасывания доек и распирающая жопу жердь сделали своё дело уже через минуту. Несчастная Осина не выдержала бешеного наслаждения и грохнулась в обморок, обвиснув задницей на жерди, как жертва бесчеловечной средневековой расправы. Тело её мелко подрагивало словно в конвульсиях, телята продолжали тянуть соски грудей, разваленных по земле как тесто.

Первый порыв Ваньки, позвать на помощь отца – отступил. В жизни не видавший голой бабы Ванька боязливо оглянулся на дом, прислушался и крадучись пошел вперёд. Волнение было просто пиздец какое, парня всего трясло от страха быть замеченным мамой. Он бесшумно обошел валявшуюся раком мать и помял член в штанах. Возбудился парень просто зверски, он даже боялся касаться мошонки лишний раз, чтобы не наспускать прямо в штаны. Мать увидит – убьет. А если на речке сбегать постирать, то начнутся расспросы про мокрые штаны.

Осторожно подкравшись к маме, Ванька наклонился и заглянул в её промежность. Сердце заколотилось быстро, как у кролика, руку державшую член затрясло. Парень, горячо дыша и часто сглатывая залез в загон. Слышалось чавканье телят и невнятное мычание обморочной матери. Застыв, завороженный невиданным зрелищем, Ванька осторожно дрочил, разглядывая бабье хозяйство между ног родной мамы.

Вставленная в жопу жердь была покрыта клочками рваного гандона, пышные ягодицы раздвинуло от толщины палки и они обмяли её. Из пизды лился тонкий ручей мочи, такой, будто кто-то проткнул мешок с водой. Искусанные телятами соски распухли до размеров крупной уродливой формы, которая бугрилась розовыми влажными комками.


Забывшись всего на мгновение, Ванька ощутил, как из члена плеснулась сперма. Белые горячие капли ударили в пышную плоть большой материнской жопы и потекли по ней белыми потеками. Сам парень пошатнулся от удовольствия и едва успел схватиться за столбик, чтобы не упасть. Очнувшись и осознав, что натворил, Ванька быстро схватил пучок травы и подкрался к голой заднице мамы, собираясь обтереть её от спермы. В этот миг мама очнулась и с протяжным выдохом открыла глаза.

— Марин Сергевна! – раздался истошный крик старика-косаря, который подрабатывал сторожем в конторе. – Марин Сергевна! – закричал он уже совсем близко на задворках. – Генерал звонит из управления! Слышьте?! Бегите в контору и трубку возьмите! Ждёт он!

— Ебаный в рот! – со злостью выругалась Марина вставая и размазывая по заднице сперму сына. – Лучше бы девку трахнул, чем за мамкой подсматривать и дрочить! Идиот! – она отпихнула Ваньку в сторону и вырвав пучок травы торопливо обтерла с жопу кончину. Держась за живот и прихрамывая от боли в жопе, Марина поковыляла к дому, опираясь на столбики, а потом и на завалинку. - Ну отвлеки его, Вань! – рыкнула она оглянувшись и увидев, что сын всё ещё таращится как истукан на голую мать. – Уведи отсюда соседа, чё вылупился?! – громким шёпотом приказала она.

— Марин Сергевна?! – вбежал на двор старик и Марина только чудом успела заскочить в дом. – Заключенного какого-то везут нам, транзитом! Опасного говорят, насильника! – продолжал голосить дед, стуча в окна и двери дома.

— Пиздец, этого ещё блядь не хватало, - опять выругалась она запахиваясь в домашний халат.
1 143
0
+22
Добавлено:
14.11.2023, 01:08
Просмотров:
1 143
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2024 – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама