Новый фаворит моей мамы. Часть 7

Никита выжидал. Он выбирал для разговора самый подходящий момент, когда сойдутся все обнадеживающие приметы: чтобы никто из торговок не отвлекал мамочку на праздные разговоры, чтобы покупатели дали ей передышку и самое главное – чтобы ее брови не хмурились в сердитую гримасу. Его стимул был так мощен, что мальчишка готов был пойти на самый решительный шаг, ведь потренироваться на попке Ириски перед ответственным рандеву было для него чертовски важно.

— Ма-а-м, - паренек подсел к Яне и как бы невзначай начал разговор, - а что ты решила по поводу вагончика, будешь продавать?

Яна перевела на сына удивленный взгляд, слегка прищурила задумчивые глаза и вместо ответа достала из пачки тонкую сигарету. Больше не имело смысла давить на ее безволие – сигареты прочно вошли в обиход. Порой они были незаменимы в торговой рутине и многочасовом ожидании покупателя.

— Не знаю, - безучастно ответила женщина, выпуская вверх струйку прозрачного дыма, - не решила пока.

Опытный глаз заметил бы в ее чертах мучительное сомнение, понял бы, что Яна ночами не спит, взвешивая последствия своего решения. Кроме этого, за последнее время она заметила в себе пугающие изменения и далеко не старый вагончик был их причиной. Яна ощущала хроническое половое неудовлетворение, вернее, удовлетворение теперь наступало быстро, но также быстро оно проходило и все ее женское существо настойчиво требовало новой порции наслаждения. Возможно, это было вызвано нервозом из-за неизбежной потери привилегированного места на их рынке; тут сыграл не последнюю роль и голодный паек от супруга, а присутствие половозрелого юнца довершало цепочку причин. Никита был легкодоступной целью и его неопытность лишь разжигала какую-то потаенную хищную страсть. Сначала Яна ограничивалась простыми прикосновениями к его эрегированному пенису, теперь же плоть требовала полноценного акта, но этот глупыш был так робок, что даже при ее полном обнажении не принимал на себя роль завоевателя-самца. Яна ждала, что созревающая мужская энергия вытеснит его робость, заставит Никиту проявить запретную инициативу и воспользоваться беззащитным положением ее, Яниной, пещерки.

Безрадостные размышления прервал поток клиентов. Несколько автомобилей одновременно сбавили ход, отдыхающие заполонили галдящей толпой обочины по обе стороны дороги и душили торговок своим неуемным любопытством. Работы стало так много, что и Никите пришлось прийти на помощь матери, сначала он просто подавал ей пакеты и насыпал фрукты, но дальше пришлось самому взвешивать и запоминать цены. Внезапно Яна замерла, пока она с блистательной улыбкой удовлетворяла запросы стоящей по левую руку матери семейства, пока успевала оборачиваться вправо и нахваливать свои товары многочисленной детворе, пока она разрывалась между рассудительной женщиной и ее жадными до угощений детьми, отец этого шумного семейства стоял сзади. Мужчина сначала участвовал в оживленном обсуждении, тянулся сверху к обильным ящикам, но вдруг затих и Яна почувствовала его теплое дыхание на своей оголенной шее, его мощную ладонь на своем заду.

Яна справилась с волнением, она пошевелила бедрами, чтобы отогнать непрошенного гостя и с удвоенной силой взялась за своих покупателей. Но мужчина не сдавался, он нахально оглаживал одной рукой голое бедро торговки, забирал выше и край юбочки не считался для него запретной линией. Когда грубые пальцы прикоснулись к трусикам, зажатая бурлящей толпой Яна судорожно свела бедра и издала нервный смешок. Скандал меньше всего помог бы ее бизнесу, покупательница сулила жирную выручку, но вот ее супруг был таким несносным, что вызвал у Яны обильные выделения и, по-видимому, остался доволен собой. С недостающей ее сыну настойчивостью, чужой мужчина нежно гладил полоску трусиков, пышные половинки и чувствительные бедра, Яна выпускала вздохи сквозь приоткрытые губы, а потом продолжала счет. Семья нагрузила пакетами багажник и расселась по своим местам, если их отец имел целью не только озолотить, но и возбудить Яну, у него это прекрасно получилось.

Она осталась у своего прилавка с ощущением влаги на бедрах и настойчивым сексуальным желанием. Наплыв покупателей иссяк, полуденный зной уже не был таким жестоким, Яна присела на порожек в тени и устало обмахивала свое раскрасневшееся лицо. Через дорогу перебежала конкурентка и встала перед Яной, уперев руки в поясницу совершенно деловым образом. При всем желании невозможно было уклониться от ответа на вопрос, который читался в глазах у Ириски.

— Ну, что? Ты подумала насчет продажи своего вагончика? – С максимальной невозмутимостью произнесла женщина.

По виду Яны она сразу поняла – решение до сих пор непринято и сомнения так велики, что вряд ли удастся чего-то добиться. Дело было провалено, Ириска это чувствовала, поэтому не стала скрывать своего гнева:

— А ты в курсе, что твой помощник хотел мне в заднюю калитку запердолить, если поможет тебя уломать?

Яна взглянула на сына и широко улыбнулась. Услышанное казалось невероятным, но, если вспомнить его недавний интерес к ректальному совокуплению, версия конкурентки звучала не так удивительно.

— И что, ты прямо так дала бы ему в задницу? – Яна смахнула моднявую челку сына.

— Ну, если бы он смог тебя уломать, то дала бы. А почему бы и нет, собственно?

Никита не знал, куда спрятаться от стыда, он хотел убежать, но раскрытая тайна, похоже, веселила мамочку, а Ириска давала совершенно однозначные надежды. Но Яна стала неуступчивой, ее торгашеский нюх уже сигнализировал, что продажа вагончика станет большой ошибкой, если конкурентка готова на такие жертвы.

— А у него большой? – Конкурентка обратила вопрос почему-то именно к собеседнице.

Яна между двух ладоней на глазок показала длину Никитиного пениса:

— Да ты еще хуже Люськи, - с укором сообщила она, с любопытством глядя на задумчивое лицо Ириски.

— При чем тут Люся? - конкурентка озадаченно обернулась на соседний лоток. – Короче, о чем вообще разговаривать! Если ты не продаешь, то за просто так я жoпу подставлять не буду. Я и так старшему твоему много раз давала и все зря.

Ириска раздраженно хмыкнула и, расстроенная потерянным понапрасну временем, вернулась к своей точке. Яна не ставила сыну в укор ее слова, просто поглядывала на него с хитрецой и пыталась разгадать его смущенное лицо. Почему он так просто потребовал от незнакомой взрослой женщины отдаться извращенным способом, но не проявлял никакой настойчивости при виде ее оголенного цветочка? Собственно, она и сама не была уверена, что желает ему отдаваться, но рассчитывала на его мальчишеский напор, когда оставалась перед ним без трусиков. Похоже, Люся была права в его отношении – ма-ла-холь-ный.

Грузовичок подкатил к рынку в неурочный час и резко затормозил. Яна удивленно нахмурила брови – обычно Артур более осторожно водил свою машину, да и день сегодня был не для поставок. Водитель выпрыгнул из кабины, с серьезным видом поманил Яну пальцем, но не стал открывать борт.

— Яна, - мужчина крепко держал ее выше локтя, - я сегодня специально приехал, мне надо тебе все рассказать.

Женщина больше не улавливала в его голосе былой напористости и бесшабашности.

— Я тебе сейчас все расскажу, а ты сама примешь решение. В общем, несколько месяцев назад я застал мою жену на измене. – Артур дождался ее удивленной реакции и продолжил. – Она спит с твоим мужем. Когда я их застукал, у нас были разборки, потом мы поговорили и твой муж в качестве расплаты разрешил мне соблазнить тебя. Тогда мы были бы квиты.

Яна не могла ничего ответить, от удивления она беззвучно шевелила губами.

— Вот. Ты не подумай, я не из мести за тобой ухлестывал, ты мне давно нравишься и раз уж мне не вернуть моей жены, то хотелось добиться тебя. Но я оказался слишком жалким, раз ты мне не дала... ни одного шанса.

Артур опустил глаза, обреченно махнул рукой и направился к машине. Он уже был в кабине, когда стекло опустилось:

— Сама понимаешь, теперь ищи другого поставщика.

Грузовик плавно стронулся и укатил обратно в город. Яна задумалась. Поставки ей уже были не важны – со дня на день рынок будет закрыт; стала понятна причина холодности ее супруга и в отношении Артура проснулась такая жалость, что даже благотворительный секс уже не казался таким уж невозможным. Все в ее жизни катилось в тартарары. Яна еще долго ходила по краю дороги взад-вперед с самым задумчивым видом, она не была подвержена импульсивным решениям, но сейчас хотелось назло всем творить безумства. Когда она подошла, Никита взвешивал очередному покупателю отборные овощи.

— Беги, скажи ей, что я согласна. – Тихо, но достаточно твердо произнесла Яна выстраданное решение.

Никита еще несколько секунд недоверчиво смотрел на мать.

— Беги, а то я передумаю, - на этот раз женщина подкрепила слова доброжелательной улыбкой.

Никита передал ей весы и рванул что есть силы. Он прибежал к прилавку, взглянул на Ириску и сквозь сбивчивое дыхание произнес: «Она согласна!». Конкурентка заметно оживилась, она бросила собравшуюся возле своих ящиков очередь и поспешила за мальчишкой. Теперь было не до покупателей, завидев приближающихся, Яна свернула за вагончик и уже здесь в почти уединенной обстановке подготовилась к переговорам:

— Согласилась значит? – Ириска придала голосу холодной любезности, чтобы скрыть нахлынувшую радость.

Яна кивнула с искренней улыбкой.

— Тогда деньги я соберу, а ты отдашь мне ключ в субботу вечером. Так?

— Да, три денька еще поторгую и отдаю тебе вагончик, делай с ним, что захочешь. Только соблюдай уговор, ты должна кое-что Никите.

— Что, прямо здесь? – Ириска недоверчиво осмотрелась.

— Поверь мне, сюда никто не зайдет.

Всем своим видом Ириска демонстрировала расчетливость и хладнокровие, она согласно опустила веки и принялась раздеваться. Возможно, своей холодностью и полнейшей готовностью она рассчитывала смутить своего юного любовника, но Никита так вожделенно разглядывал раздевающуюся женщину, что стало понятно - расплачиваться придется сполна. Яна подняла с земли пластиковую бутылку и протянула конкурентке.

— Подмыться не хочешь?

— Не хочу, спасибо, у меня там все в полном порядке, - с язвительной усмешкой ответила стройная женщина.

Ириска демонстративно развернулась, наклонилась и даже услужливо развела руками ягодицы. Никита дрожал всем телом, он потерял контроль над собой, сама реальность вокруг казалась ему зыбкой фантазией, лишь материнская помощь позволяла довести дело до конца. Никто из троих не желал первым останавливать это безумие: Никита сгорал от нетерпения испытать себя перед встречей с мамочкой своего друга, Ириска готова была на все ради вагончика, а для Яны подобные развлечения вносили приятное разнообразие в ее скучной работе.

— Ну, ты начинаешь или как? – Нетерпеливо спросила Ириска, не разгибаясь.

— Подожди, - ответила Яна.

Она достала из кармашка презерватив, дождалась, когда сын стащит штаны и своими руками натянула латекс на изрядно затвердевший пенис.

— Смазка-то у тебя есть или ты за вагончик готова на сухую трахаться? – С издевкой в спросила Яна.

В душе она не верила, что конкурентка выдержит это испытание, ждала, когда та даст слабину и с позором уберется к себе, но Ириска не сдавалась.

— Сплюнь на член и всего делов, - ответила конкурентка, - в первый раз что ли?

Удивительная неприхотливость Ириски возбуждала Никиту, вооруженный своим копьем, он приблизился сзади, привычно сложил свои руки на женские округлости и следил, как головка прижимается к впадинке между ягодиц. Что делать дальше, он просто не знал, это в кино член сам ныряет в растянутую дырку, а в реальной жизни анальное отверстие оказалось гораздо меньше и теснее. Яна держала руку на плече сына, она наклонилась и выпустила обильную, тягучую слюну на раздувшуюся залупу, часть смазки сбежала в ложбинку и смочила задний проход.

— Давай, прижимайся к ней, - шептала Яна сыну.

Челюсть Никиты заметно дрожала, его ноздри раздувались, а глаза помутнели, он с силой навалился на женщину и упругий член выскользнул вверх. Паренек не способен был вернуть контроль над своими движениями, он беспорядочно толкал бедрами в надеже засадить, но член проскальзывал мимо без надежды угодить в заветную дырочку.

— Что ты творишь? – Раздраженно выкрикнула Ириска.

Тогда Яна двумя пальцами обхватила ствол у основания и сама начала руководить движениями сына, член медленно пошел вперед, пришлось ей самой растопыренными пальцами развести ягодицы, чтобы прицельно ударить туда латексным тараном. Вот, головка прижалась к тугой анальной звездочке, Яна еще добавила смазки и руководила каждым движением сына.

— Бля-я-я, вы двое вообще не способны ни на что! – Ириска распрямилась и с укором смотрела на несостоявшегося любовника. – Пойдем!

Не одеваясь, она обошла вагончик и вошла внутрь, следом семенил Никита, на ходу натягивая шорты на свою мачту, и заключала шествие его мамочка.

— Сядь куда-нибудь, - со знанием дела командовала Ириска.

Яна сняла верхний ящик и перевернутым подставила его у стены. Никита стащил шорты и присел с растерянным видом. На этот раз Ириска сама сдобрила болт слюной, развернулась к парню спиной и медленно присела сверху. Она постепенно опускала центр тяжести, удерживая свой вес силой ног, потом, когда головка прикоснулась к ее промежности, снизу запустила руку, чтобы обхватить ствол и уже сама направляла его в нужном направлении. Дело пошло, скользкая головка уперлась в испуганную дырочку и дама принялась едва заметными движениями таранить сфинктер. Чуть-по-чуть головка преодолела тесное сопротивление, Ириска не опускалась глубоко, она поддерживала малую амплитуду движений, отчего пенис слегка проникал в анальное отверстие и капризное мышечное колечко его сразу выталкивало. Но для Никиты свершилось заветное чудо – он трахал взрослую женщину в попку! Он чувствовал тугое сжатие сфинктера и одно это ощущение лишало его сдержанности. Несмотря на желание отвернуться, Яна не могла не смотреть, зрелище в полумраке вагончика представлялось ей одновременно омерзительным и возбуждающим.

— Сейчас пойдет дело, - вымученным голосом сообщила Ириска, - у твоего брата тоньше и длиннее член, я думала, с тобой еще легче будет.

Никита был слишком увлечен, чтобы думать о брате, но для Яны сказанное не показалось удивительным. Она смотрела, как тонкая в талии женщина сама садится на ее сына, смотрела на ее небольшие упругие груди с алыми сосками, на ее приоткрытые губы и сосредоточенный взгляд. Страсть переполняла Яну, хотелось самой занять место конкурентки и даже таким нечистым способом получить удовольствие. Но теперь это не требовало душевной борьбы, ведь изменщик-муж больше не отпустит ее с голодного пайка, а Никита уже достаточно взрослый парень для таких приключений. Яна бесстыдно приподняла юбку и принялась натирать вульву через промокшие трусики.

Постепенно усилия Ириски принесли результат, ее сфинктер безболезненно растянулся и она окончательно поднялась, сплюнула на торчащий член и снова присела на любовника, подставив теперь к его лицу свою небольшую грудь. Удивительно, но даже в этой позе ее гибкое тело эластично приняло член, опытная попка поглотила его целиком и Никита застонал в голос от теплого сжатия. Он ощущал глубину женщины, волнообразные сокращения стенок прямой кишки, влажные следы на коже живота, оставляемые ее разверзнутым влагалищем. Естественный запах сношения заполнил пространство вагончика и это был запах содомского греха. Теперь выносливая Ириска двигалась более активно, она со всем усердием приподнималась и обрушивалась на член, а расслабленный сфинктер покорно принимал всю его длину. Распаленная любовница кусала губы от острых ощущений, она стонала и мотала головой, ударяя волосами по лицу Никиты.

Рядом, оперевшись на прогретую стенку, с разведенными ногами стояла Яна, она больше не могла сосредоточивать внимание на любовниках, просто опустила веки и стремительно растирала пальцами текущую, отзывчивую на прикосновения вульву. Такого разнообразия половой жизни она еще не испытывала – мастурбировать, пока другая женщина седлает твоего сына. Ириска от прилива страсти обеими руками сжала голову Никиты и впилась губами в его губы, долгий поцелуй сделал свое дело – Никита выгнул спину и, если бы не презерватив, заполнил бы Ириску своим свежесваренным семенем. Сами мощные пульсации раздувающегося члена добили Ириску, она подняла голову и протяжно завыла. Еще долго женщина приходила в чувства, склонившись взмокшей грудью на своего юного любовника, потом бессильно поднялась и шаткой походкой полностью голая отправилась за вагончик. Теперь вода была ей необходима.

— Это было в последний раз, - прошептала Яна из темноты, облизнув с пальцев собственные выделения.

Никита в знак согласия лишь уронил голову. Он был полностью выжат, сегодня ему уже не хотелось думать о сексе, но отказываться от анального секса с женщиной он уже никогда не согласится.
163
0
00
Добавлено:
2.11.2023, 20:34
Просмотров:
163
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2024 – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама