День Святого Валентина

Четырнадцатого февраля пацаны, как обычно, собрались на кухне у Вовы. Кухня у него была большая, не у всех его друзей квартиры могли похвастаться такими размерами. На столе были разложены карты, стояли пивные бутылки и тарелки с нехитрой снедью. Раздали карты и начали резаться в «козла» пара на пару. Вовка с Серёгой, а Санёк с Мишей. Ну и завели разговоры про женский пол, само собой. А о чём ещё поговорить восемнадцатилетним пацанам в день святого Валентина, как не о представительницах прекрасного пола?

Серёга отглотнул из бутылки и начал свою историю:

— В общем, как мамка моя съебалась от нас с батей в неизвестном направлении, батя долго не горевал, а завел себе в свои сорок пять новую бабенку. Мужик-ягодка опять, гы-гы, бля!

— И как баба?

— Заебись! Моложе его лет на десять, жопа — во, сиськи — во!

— Ну, и кто так описывает? Подробности давай! — обиженно воскликнул Санёк.

— Ладно, только чур тогда потом каждый расскажет о своей любимой тёлке. Договорились?

— Базара ноль! — хором согласились пацаны.

— Хорошо, — Серёга сделал ещё глоток и начал раздавать карты, — будут вам подробности. Звать её Татьяной. Крашенная блондинка, сиськи третьего размера, на мордаху вообще огонь, глазки блядские. Но главное — шикарная жопа, не слишком большая, но и не маленькая, подтянутая, упругая.

— А ты откуда знаешь?

— В ванной пару раз за ней подглядел.

— А пиздюки есть?

— Нет и не хочет.

— Да где он нашёл такую?!

— Вроде на сайте каком-то, для любительниц строгих хозяев. Вот её профиль посмотрите.

Со страницы сайта на них поулулёжа смотрела красивая, полуобнажённая, жеманная блондинка с округлыми формами.

Друзья по достоинству оценили её довольными свистками и причмокиванием.

— А батя у тебя типа хозяин?

— Ага, типа строгий, но справедливый.

— Круть! А дальше чё? Видел как он её трахает?

— Ага. Сначала связывает её, потом порет ремнем, розгами всякими, прищепки цепляет. А потом заставляет ноги вылизывать, яйца, жопу.

— А ты откуда знаешь?

— А я в спальне камеру скрытую установил, потом в записи смотрел.

— Покажешь?

— Обязательно, за магарыч. Гы-гы!

— Да ну тебя. А им ты записи не показывал?

— Вот тут и вся соль истории! — Серёга снова сделал большой глоток пива.

— Ну же, не тяни кота за яйца, рассказывай дальше!

— Не-а, теперь ваша очередь про своих баб рассказать. Сань, давай ты.

Все уставили свои сальные взоры на Санька. Он немного помялся, смотря своими карими раскосыми глазами как бы в карты, хотя про игру все уже забыли, и начал свою историю:

— Сами знаете, папаша у меня бывший военный, сам он с Казахстана. Так вот к нему друг детства приехал погостить, а с ним и жена его молодая — Зульфия.

— Казашка?

— Да. Но красивая — закачаетесь. Гляньте на фотки.

Он достал телефон и показал фото Зульфии из «одноклассников». Миниатюрная, на две головы меньше мужа, стройная, на вид тридцать с хвостиком, красивое луноликое азиатское лицо, пухлые милые губки. На некоторых фото с коляской или с маленькой девочкой.

— Вау, ништяк баба, братан! — одобрили пацаны, — А это кто, дочка?

— Да, только она в Казахстане осталась, с бабкой.

— И как ты её оприходовал?

— Было это 23 февраля…

— Стоп, стоп, стоп! — скомандовал Вова, — Сначала Мишаня свою даму представит.

Миша, долговязый блондин, тоже глотнул пивка и начал свою историю:

— Вы же знаете, что моя соседка — Вика Чернухина, одноклассница моя?

— Ну.

— А знаете, что она по химии отстаёт и я ей помогаю задачки решать?

— Знаем, знаем. Ты этот прыщавый скелет, что ли, трахаешь? — пацаны дружно заржали как кони.

— Да нет…

— Тили-тили-тесто, А-ХА-ХА-ХА-ХА, жених и невеста!!!

— Ну вас на хуй, ничего рассказывать не буду!

— Ладно, продолжай.

— Я когда прихожу к ней, меня мамка её, Наталья Андреевна, так обхаживает, так обхаживает…

— Да, мамаша у неё зачётная, не то что дочка, — согласился Серёга.

— Я б ей вдул по самые помидоры, — поддержал Вова.

— Высокая фигуристая, глазастая! Может, и у Викуси мясо нарастет с годами, — предположил Саня.

Миша продолжил:

— Я и сам на неё давно засматривался, но куда там мне, у неё муж здоровый и страшный как Годзилла, да и ревнивый к тому же, что пиздец! В общем, один раз я пришёл Вике по учёбе помогать, как договаривались, а Вики дома нет. А мамка еёшняя меня зовёт шторки помочь повесить. Ну, я ей, значит, шторки подаю, а она со стремянки вешает их. Халат при этом задирается, а под ним, представляете, НИ-ЧЕ-ГО-ШЕНЬ-КИ!

— Охуеть! А ты чё?

— А я не долго думая погладил её по ляжкам и руку между ног просунул. А там мокро всё, потекла сучка, задрожала, чуть с лестницы не свалилась! Погоди, говорит, малыш, сейчас я тебе хорошо сделаю.

— И сделала?

— Ещё как! С лесенки слезла, повалила меня спиной на диван, ширинку расстегнула и давай сосать! Ну я и слил ей всё в рот, а она ещё хочет, сосать продолжает! Хуй у меня снова встал, она халат скинула и сверху на меня села. Прыгает на мне значит, сиськи мне по лицу шлепают, а я их схватил и давай мять и облизывать. А она вся стонет как раненая и течёт так сильно, что мне штаны потом сушить пришлось! Я кончил уже два раза в неё, а она всё никак не успокоится.

— Огонь баба тебе попалась! — Похлопал Мишу по плечу Вован. — Надо к Вике тоже в репетиторы записаться!

Миша продолжал:

— А тут слышу шум, дверь входная открывается. Пытаюсь вылезти, а Наташка моя совсем озверела: не пущу, говорит!

— Вот это поворот! Не муж пришёл?

— Слава богу нет, Вика.

— И дальше чё?

— Она на шум в зал зашла, а я не вижу её, понимаете, дверь-то сзади, со спины от меня.

— Ну и?

— Ну и по звукам я понимаю, что она раздевается — одеждой шуршит.

— Хуясе!

— Хуясе! Садится мне на лицо и пиздой своей бритой трётся об него.

— Фу, бля, ну нах такое!

— Вот и я так подумал. Скинул её с себя, мамку тоже. Заебали, говорю, давайте я вас нормально выебу! А те вроде и не против. Поставил их раком рядышком и решил сначала мамку отъебать, уж больно у неё жопа хороша. Дрючу её, значит, а Вика недовольная: а меня кто ебать будет. Ну, а я, недолго думая, плюнул на ладонь, по тощей жопе ей слюну размазал и пару пальцев в очко вставил. А она уже готовая вся, прочистилась! Я и мамку проверил, а та тоже чистая там!

— Вот же бляди, — изумился Серёга, — а строят из себя недотрог!

Миша залпом допил пиво и продолжил:

— Я всё же мамке сначала в жопу присунул, а дочку пальцами ебал. Обе визжали, как свиньи резаные! Как понял, что опять кончаю, вынул хер из толстой жопы и всадил в худую. Аж впечатал в диван Вику, а та всё верещит. Ну, и кончил я в её задницу, конечно.

— А потом?

— Суп с котом! Потом они сосали по очереди у меня, а я их ебал в позе 69, пока они лизали друг другу, и в пизду, и в очко, но кончал только в Викину жопу.

— Ну ты даёшь, просто богатырь! — Саня дал пять Мише. — Надо Вику как-нибудь тоже в жопу отодрать, раз она такая анальщица знатная! Хуй с ней, что не особо красивая, дырка она и в Африке дырка!

Остальные пацаны поддержали идею.

Теперь настала очередь Санька закончить свой рассказ. Санёк продолжил:

— В общем, случилось эта история, как я уже говорил, 23 февраля. Мои родаки и дядя Толя с Зульфией сидели на кухне, выпивали, пока я учил уроки. Время уже позднее, а они всё никак не успокоятся, песняки орут, тосты произносят во славу великого русского оружия. Меня позвали. Дядя Толя доебался до меня, пойдёшь, мол, в армию, в ПВО, как он. Я конечно поддакиваю, мол, ясен хуй пойду, а самому она в хуй не впёрлась эта армия и ПВО его ёбаное. Дядька уже в распиздец, папаня не намного лучше. Бокальчик винца красного мне плеснули из дамской бутылки. Пей, мол, как будущий защитник ёбаного отечества. Я и выпил, за стол присел. Мамка тоже нализалась прилично, пошла папашу укладывать, да и сама вырубилось, а Толян на столе уснул, слюну пускает пузырями. Остались мы с Зульфией одни. Она вообще почти не пила, весь вечер одну рюмку мусолила. Ко мне обратилась, мол, ты уже такой большой, покажи тёте где у вас спальня, я спать лягу с мужем, и помоги его оттащить туда. Ну, мы и оттащили. Бля, здоровый кабан этот Толян! Кинули его на пол, чтоб кровать, не дай бог не обоссал. Ну, и я вроде на выход, а Зульфия такая: постой, Саша, а у тебя была когда-нибудь взрослая женщина? А я до этого только малолеток ебал, ну и говорю: нет, не было. А она: а хочется? Я такой: ну конечно! Она разделась так эротично, у меня уже штаны лопаются!

— Ну и как фигурка у неё без одежды?

— Огонь! Стройная, ни грамма лишнего жира, никаких растяжек, пиздёнка выбрита. А я стою, как дурак, одетый. Муж меня еёшний смущает. А хуле, лежит тело, храпит, обстановка не очень эротичная. Так она его одеялом накрыла с головой, чтобы меня не отвлекал. Стянула с меня штаны и давай сосать, а я и кончил почти сразу.

— Скорострел, гы-гы!

— Да заткнись, Серёг! Продолжай, Сань.

— Так у меня и не упал после кончи, а Зульфия дальше сосёт. Я решил её трахнуть по взрослому. Повалил на спину, ноги на плечи закинул и трахаю в мокрую пиздень. Она кричит: только не в меня! А мне похуй, залил её матку спермой и давай ещё на один круг. Она визжит, извивается как змея, а я всё никак не остановлюсь, кончаю и кончаю! А тут муж её заворочался. А на меня как нашло что-то: давай, говорю, соси ему, а я тебя в жопу выебу!

— И чё она?

— Начала брыкаться и вырываться. Так я ей лещей надавал, за волосы схватил и тычу лицом мужу между ног. Ну, ей деваться некуда, начала ему сосать вялого. А я ей в жопу пристраиваюсь, а там сухо и тесно, не идёт ни хуя. Она орёт что ни разу туда не трахалась.

— А ты чё?

— В очо! Оттащил её за волосы в ванную, вставил шланг от душа в очко ей и включил напор посильней. Она верещит, орёт что обосрётся, ну я и отпустил её на толчок. Как она свои дела там сделала, вставил шланг ей ещё раз, чтобы наверняка очистить жопу. Прочистили ей задницу, я взял крем какой-то и потащил её опять в спальню.

— Не скраб взял хоть? Гы-гы-гы!

— Я же не совсем дебил!

— А про шланг в жопу сам придумал?

— Нет, это меня Алинка научила когда мы встречались. Она же целку до свадьбы бережёт, сами знаете, вот и даёт только в жопу и в рот. Жопа-то у неё рабочая! Помню как-то раз…

— Да похуй всем на твою Алинку-блядинку, тут её уже все в очко пороли, и не раз. Ты давай про Зульфию рассказывай, не отвлекайся.

— Короче, в спальне я её опять заставил Толяну сосать, а сам ей к жопе пристроился снова. Кремом смазал всё хорошенько и засадил в тугое девственное очко по самые помидоры. Та мычит чё-то с хуем во рту, но сосать не перестаёт. А я её наяриваю от души, с оттяжечкой. Да и после стольких раз никак кончить не могу. А ей, гляжу, уже нравиться стало в жопу ебаться, подмахивать начала. Ну и кончил ей в жопу, а она просит продолжать. Я ей и говорю: на мужа садись, а я спать пошёл, устал очень.

— А муж?

— Лежит как овощ, сопит, но хуй торчком.

— И села?

— Села, и как давай скакать на нём задницей! Вот, я пару фоток втихаря даже сделал на память.

На экране телефона мокрая от пота стройная азиатка с закрытыми от кайфа глазами насаживалась попкой на толстый кривой член.

— Дай скачать, дай скачать! — хором закричали пацаны.

После того, как обменялись файлами через блютуз, Вован спросил:

— А потом?

— Ну, я спать пошёл, а краем глаза заметил, как мамка в своей спальне прячется. Видать, подглядывала за нами.

— Хуясе! И ничего не сказала потом?

— Ничего. Но с утра на нас с Зульфиёй косилась.

— А потом чё?

— Драчичё. Уехали они обратно в свой аул. Общаемся с Зульфиёй иногда по скайпу, пока дома нет никого. Она мне там показывает всякое интересное, — Саня игриво подмигнул, — а ещё она второго ребёнка ждёт.

— От тебя?

— Говорит, что да. Но мужу врёт, что от него. Мол, презик порвался. Гы-гы!

— Ну, ты бык-осеменитель! Мужик! Красава! — одобрительно загудели пацаны.

Пришла очередь Серёги окончить свою историю.

Он открыл вторую бутылку и продолжил:

— Короче, остались мы с ней дома одни. Я зову её к компу, мол гляньте какое у меня видео интересное есть. Она подошла, а на экране батя ремешком её порет, а она стонет, жопой вертит и просит ещё сильнее!

— Ни чего себе! А она чё?

— А она такая: какой позор, мол, не показывай никому, я что пожелаешь сделаю. Я и говорю: соси давай.

— А она?

— А она: ты, мол, малолетка ещё, так нельзя, неудобно.

— А ты?

— А я достаю хуй из штанов и говорю: соси давай, да хорошенько, видишь хуй не меньше батиного. Ну она и начала сосать с причмокиванием. А сосёт она, я вам скажу, мама моя дорогая! Никто ещё мне так не сосал!

— Да ладно, Настюха Лаврова тоже сосёт дай бог! — возразил Миша.

— Хуйня малолетняя твоя Настюха после моей Танюхи!

— Танюха, это баба твоего бати? — уточнил Санёк.

— Ясен хуй, а про кого я щас рассказываю! Забыл уже? В общем сосёт она такая, яйца вылизывает, залупу обрабатывает, ну я и кончил ей в рот. А она всю малафью проглотила и вижу: ещё хочет. Ну, у меня после такого отсоса хуй как стоял, так и стоит. «Трусы, — говорю ей —, снимай и раком становись!» Она и рада стараться, трусишки быстро стянула и стоит жопой передо мной виляет, заманивает. А пизда-то вся голая, выбритая и блестит вся от смазки. Потекла, значит, сучка жопастая. Ну, я не будь дураком, вставил ей по самые канделябры!

— Красава, братуха! Сильно визжала под тобой?

— Ещё как, даже от бати так не визжала! Ещё просила хлестать её по заднице во время ебли!

— И отхлестал?

— Обеими руками, даже ладони онемели, — Вова продемонстрировал свои ладони, — а она всё орёт — «сильнее»! Ну я и думаю, чего руки отбивать, у бати же целый комод всякого инвентаря для садо-мазо. Взял я наручники, плётку кожаную, приковал её к кровати, и давай пороть с отмашкой, сочно. Она визжит от кайфа, но слишком громко, пришлось кляп в рот вставить, а хуй в жопу.

— Ну и как жопа, рабочая?

— Ещё какая рабочая! Сама на пичушку насаживается, ствол сжимает мышцами, все соки из меня высосала жопой! За соски её кручу, грызу, кусаю, а она кайфует, всю кровать своей кончой залила! Раз пятнадцать, по-ходу, кончил, лежу без сил уже, а она ещё требует. Я ладонь специальной смазкой намазал и вставил ей в жопу. Трахал её кулаками по очереди, а потом и обоими. Под конец вставил ей туда пробку здоровенную и так и оставил батю ждать.

— А батя?

— Батя поругал немного, что без него блядь его выпорол, но ничего, одобрил мои старания. Теперь вдвоём её порем по-всякому.

— Повезло тебе с мачехой! — похвалил его Миша, — А ты, Вов, что нам расскажешь?

Вова молча улыбнулся и достал из кармана флэшку.

— Я вам лучше не расскажу, а покажу.

Он воткнул флэшку в ЖК-телевизор и включил видео.

На экране появилась комната с серыми бетонными стенами, в углу которой на коврике на коленях стояла красивая женщина со связанными руками и следами истязаний: многочисленными синяками и царапинами.

— Так это же Ирина Владимировна, наша пропавшая географичка! — завопил Серёга.

— Да! Точно! Она! — согласились остальные. — Это ты её похитил, Вован?

— Похитил не я, но трахать буду я, — Вован довольно улыбнулся, — смотрите сами.

На экране появился голый парень в маске, в котором все тут же узнали Вована. Член его стоял колом. Он подошёл к рабыне и взял за подбородок. Та покорно насадила свою голову на Вовкин член, стала старательно и даже с какой-то жадностью сосать без помощи рук. Её голова ловко насаживалась почти до упора, периодически она целовала и облизывала залупу, так продолжалось минуты три. Вдруг Вовка схватил её обоими руками за затылок и вогнал свой хуй Ирине по самый корешок. По выражению лица и протяжному стону пацаны поняли, что он кончает. Лицо училки покраснело, глаза выпучились, она задыхалась. Наконец, Вова отпустил её. Та громко закашлялась, изо рта у неё тягуче текли сперма, желудочный сок и слюна. Вовка недовольно начал хлестать её по щекам со словами:

— Ёбаная свинья, опять слюней напускала?! Вылизывай теперь всё!

Она послушно стала вылизывать натёкшую лужу с бетонного пола. Вова пинком повалил её на бок, взял длинную розгу и начал сечь Ирину без разбора по всему телу. Та лишь тихо скулила:

— Простите, господин, простите, я больше так не буду…

Вова подал знак и откуда-то появилось огромное человекоподобное тело в кожаной одежде с тазам воды. Оно обдало женщину водой с ног до головы, приводя ту в порядок.

— А это ещё кто? — поинтересовался Санёк.

— Это Никто, просто Никто. Потом расскажу как-нибудь о нём.

На экране, тем временем, Вова содомировал женщину, лежащую на спине, со связанными вместе ногами и руками. Он нацепил ей на соски прищепки и крутил и вертел ими из стороны в сторону. Ирина лишь стонала, закусив губу. С пыхтением Вова залил её кишки спермой. Потом он взял большой дилдо в форме конского члена и начал сношать её им то в пизду, то в жопу.

— Ну ты ваще отморозок! — восхитился Санёк.

Вован под возмущённые возгласы выключил видео.

— Э, ну хорош, дай досмотреть! — возмущался Миша.

— Да, врубай обратно кино! — орал Серёга.

— Погодите, погодите, у меня к вам есть предложение, — перебил их Вован, — хотите себе такие же игрушки, как наша бывшая училка?

— Ясен пень! Конечно! А кто бы отказался!

Вова достал свой «айфон» и открыл альбом с фото. С фотографий на пацанов смотрела высокая, стройная, загорелая, сероглазая брюнетка лет 35.

— Ну, как вам объект?

Все согласились, что баба ништяк, ебать да ебать. Вова открыл другой альбом. На этот раз на фото была миниатюрная шатенка в деловом костюме со строгим, но красивым лицом в дорогих очках.

— А эта как?

— Зачётная чикса, только с виду недотрога.

— У нас любая недотрога становится послушной шлюхой, самой накидывающейся на члены всеми дырками.

— У кого это, у нас?

— У меня с Виталием, организатором подобных мероприятий.

— А от нас что требуется?

— На днях мы, точнее наши агенты, похищаем наших новых дам, но нам не хватает работящих парней с крепкими хуями. Я решил попробовать ваши кандидатуры. Естественно, всё конфиденциально, плюс небольшой гонорар. Кто согласен?

— Я! Я! Я! — парни дружно потянули руки вверх.

— Вот и хорошо, а сейчас продолжим наш киносеанс, — и Вова снова включил прерванное видео.
6 921
0
-713
Добавлено:
14.02.2022, 23:30
Просмотров:
6 921
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2024 – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама