Воспоминания невинной мамочки

После переезда из Хабаровского края в центр России матушки чувство свободы от родительской опеки вскружило мне голову, я быстро вошла в студенческую жизнь, подружилась с девчонками одногруппницами. Стали вместе гулять, устраивали посиделки, ходили на дискотеки, ловя на себе взгляды мальчишек. Но всему хорошему приходит конец, нашу общагу закрыли на внеплановый ремонт, а нас отправили на мороз, повезло, что умудрилась найти комнату возле метро.

Столица была довольно-таки дорогим местом для девчонки из села, я не могла выжить на одну стипендию в 160 рублей. Пришлось поработать и уборщицей, и подменой продавщицы в местном ларьке, с моим то профилем, работы под совмещение толковой не найдешь, выбирать не приходится.

Очередной трудодень, очередной люмпен выдыхал в моё окошко запах «Тройного» и просил чекушку в долг «Ага, конечно, словно он вернёт, а мне потом из своего кармана платить». Аллилуйя, пробил час ночи и я, передав пост пухловатой Тоне, шла по просёлочной ночной дороге в сторону своей коммуналки, сжимая в сумке маленький перочинный нож, который мне подарил ушедший в армию соседский паренёк.

Грязь, лужи, где-то проглядывался асфальт. Рыдая в душе, смотря на запачканные, с трудом заработанные новые туфли. Идти как минимум четыре километра. И всё бы ничего, но знойная летняя жара, которая кипятила моё серое вещество целый день, ещё вечером сменилась на ливень с грозой. Зонта нет, на мне один сарафан, низ которого постоянно сдувало злющим ветром. В общем — ситуация хаос. Целый день ни малейшего намёка и тут ливень, за три часа до конца смены. Иду и проклинаю себя, что не взяла с собой хотя бы кофту, ведь вся неделя была жаркой. От безысходности хотелось только лечь на мокрую землю и кричать. Не слыша окружение из-за гласа самокопания и усилившегося звука разбивающихся об асфальт капель, я и не заметила, как слева подъехала вишнёвая восьмёрка.

— Привет, малая, давай подвезём — это была самая стереотипная восьмёрка с самыми стереотипными гопниками из начала нулевых, которые застряли в своих 90х. В машине сидели пять молодых парней. Туповатые рожи, сигареты в зубах, олимпийки, а явно пустую (судя по неодаренному интеллектом лицу) голову водителя украшала кепка-восьмиклинка — поехали с нами

Я, повернув голову в сторону продолжила идти, ускоряя шаг, максимально стараясь их не замечать. Ну надо же мне так влипнуть, дура, вот дура, могла же пойти не срезая, могла, но нет, это же экономит мне целых пол часа, которые я потрачу за телевизором. Столько было случаев в газетах, когда доверчивых девочек увозили с собой подобные «Подвозилы», а те потом жизнь свою заканчивали, я просто идиотка.

— Эу, ты чего, красавица, айда не мёрзни, согреем тебя с пацанами — проорал в окно водитель, гиены в унисон загоготали «остроумной шутке»

«Просто иди, не провоцируй их. Всё будет хорошо, всё будет хорошо, со мной такого не случится» судорожно держу этот крохотный нож. Тело колотило уже не от холода, а от кошмара, что заставлял кровь в жилах стыть. Машина продолжает «плыть» за мной, гопники, громко включив музыку гогочут от очередной шутейки. «Только бы они отстали, только бы им наскучило, и они уехали».

*Шлепок и жгучая боль на моих ягодицах*

От неожиданности подпрыгиваю. Олигофрен, что сидел на пассажирском посчитал, что девушкам нравится, когда их шлёпают по заду. До жути обидно и унизительно, слёзы рекой текли, но я продолжала бежать, надеясь на лучшее. И ведь даже с дороги не уйдешь, с обеих сторон высокие заборы пром зоны.

Не пронесло. . машина, резко дав вперёд, перекрыла мне путь, из передней пассажирской вылетел тот самый длиннорукий урод, я развернулась и попыталась дать дёру, успев пробежать пару метров, но куда там?

— Стой сука, по-хорошему же предлагали — сумка, вместе с ножиком слетела на дорогу, он поймал меня за руку, и очень больно её сжимая потащил к машине — пошли, хорошо обслужишь нас и может до дома докинем, мы пацаны местные, не отморозки какие-нибудь

— Не надо, пожалуйста, не надо — он ещё крепче зажал мою руку — мне больно, ПОМОГИТЕ!!! — крикнула я рядом всплывшей надежде, в виде семейной пары средних лет, идущих под зонтом, но они молча прошли мимо нас, делая вид, что ничего не происходит.

— Это подруга моя, всё нормально, иди куда шёл, *балом не щелкай — крикнул он мужичку, который всё же вспомнил о том, что такое человечность и повернулся.

В тот момент, когда он уже подтащил меня к машине, я, развернувшись всем корпусом, дала ему затрещину. Ответ не заставил себя ждать, в глаза брызнули звезды, после удара его кулака, который выкинул меня из реальности.

— Это ты зря, овца, ладно, пацаны, держите мясо

— Гля какая бойкая бабца, Толяну всегда с характером попадают — меня затащили внутрь, через переднее сидение, машина была двухдверной, бежать некуда. Трое ублюдков приняли мое дрожащее, мокрое тело в свои поганые руки, машина резко дала по газам.

Картина для не слабонервных, я вся в слезах и ужасе от происходящего, лежу на коленях трёх деградантов, которые жадно меня лапают, один, держа за волосы, тыкал моё лицо об свой *уй, видимо пытаясь заставить сосать, второй лез в трусы своими лапами, третий порвав платье грубо мял мою грудь

— Соси, шлюха

— Братка, договорились же, кто водила, тот первый и вафлит, положи бабу на место

— Ну ладно, ладно, для пацанов жалко что ли?

Я плакала, умоляя их прекратить, но кто же будет слушать. Машина остановилась. Откинули сидение и потащили меня на улицу, рукастый Толя приложил к моему горлу остриё ножа и сказал:

— Пискнешь, тут же порешу, я либо за износ сяду, либо за мокруху, сама думай — нож быстро привёл меня в чувство, судя по голосу, он явно не шутил. Я боялась сделать вдох, смотря на руку ублюдка, чувствуя пульсирующие удары в висок.

Это были классические гаражи. За волосы меня потащили в один из них. Срезав ножом мой бедный сарафан, и срывая с меня бельё, грубыми толчками кинули на парту советских времён.

— Ну чо, пацаны, три дыры займём, двое на стрёме, Тёма, неси бутыль из багажника, надо успокоить её, покладистее будет.

Не отводя от горла нож, накачивали противной хлебной водкой, стакан за стаканом, ударными дозами. Каждый раз, когда я не раскрывала губы, прилетали удары по голове. Я продолжала тихо просить, чтобы не убили, вспоминая все молитвы, которые мне науськивали в детстве.

Удостоверившись в моей покорности, меня загнули лицом на парту. Водитель, сняв трико, приближал к моему лицу свой член, но не успел, осёкся услышав крики на улице. От толчка моё безвольное тело упало за столб из покрышек.

— Сиди тихо, не дёргайся.

Я сидела на грязном бетонном полу, закрыв голову руками. Прозвучали выстрелы, крик, отдающий эхом. Неужели доблестная милиция?!

— Эй, эй, ты как, живая? Девчуль — я была в полной прострации, умоляя не трогать меня, как попугай, не понимая даже значения сказанного. Слова произнесённые тихо и ласково пролетали мимо моих ушей

— Кто тебя трогать будет? Никто не тронет, всё хорошо, их нет. Я Роберт, это мохнатое чучело — Андрей

— Боб, она там в норме? — второй голос

— Какая тут на*уй норма, садисты, сука, вон сколько синяков на бедняге, ещё раз увижу убью… шакалы. . ты иди домой, вызови скорую, Бог его знает, что с бедолагой сделали.

— Смотри, статью заработаешь сейчас, точно мусорнутся те гандоны, сам же знаешь этого Еболика, отец гаишник прикроет, они только для баб блатные, а как горелым пахнет, сразу бегут заяву писать. И я дурак как соучастник пойду с тобой за руку

— *лять, делай что говорят — он повысил тон — видишь в каком она состоянии. Милая, давай, вставай потихоньку, пошли ко мне, мы тебя не обидим, я тех уродов солью угостил, они не сунутся к нам.

Он укрыл меня пахучей машинным маслом кожаной курткой, которая была мне как плащ, и тихонько прижав к пропахшей тем же маслом футболке, повёл к себе. Чуть отойдя, получив от него чашку горячего чая с лимоном, и прикрыв голое тело, я начала разглядывать Голиафа-спасителя. Засаленные патлы, доросшие до широкой челюсти, грязное лицо, громила улыбался мне своими добрыми голубыми глазами, сев рядом на стул. У его черных берц лежало потёртое ружье, а под стулом была пустая бутылка портвейна «777». Мне ужасно повезло, это скорее был не просто хороший парень, а мой персональный ангел хранитель.

Я немного отойдя, тихо слушала, его историю, как они весь вечер провозились с дедовской копейкой перебирая двигатель, а орущий блатняк привлёк их внимание к страшной картине, как меня ведут на убой.

— Ты главное сейчас ничего не бойся. Ментам говори правду

Приехала скорая и сотрудники. Боба увезли на бобике (как бы смешно это не звучало, но в голове был только страх, за моего спасителя), а я уехала на скорой. Сняли побои, обнаружили сотрясение. Выделили место в палате, куда потом приехал следователь, он думал, что это была попытка изнасилования от Роберта, не слушая мои слова о сволочах на восьмерке.

— Хорошо, Светлана, проверим, поправляйтесь.

— А что с тем парнем, что с Робертом?

— Вы про Королёва? Он останется в обезьяннике, пока не решим, что делать дальше

— Он меня спас — я схватила слабыми руками следователя за рукав формы — не вы, доблестная милиция, если бы не он, подонки бы меня зарезали

— Тише, тише, не кричите, гражданочка, разберемся.

В больнице меня прописали на две недели. Спустя пару дней, я, осознавая, что Роберта и правда могут упрятать решилась сбежать. Просто не могла тихо лежать в больнице, пока человека, который буквально вытащил меня с того света, которому я так благодарна — упрячут за каменные стены. Только вот когда я пришла в отделение, меня развернули, после повторного написания заявления, дежурный повторил их дежурную фразу «Разберёмся, гражданочка». После звонка маме, которая ужасалась произошедшему, она посоветовала пойти в прокуратуру, где работала мамина крестница Ольга, которой я в течении часа, громко рыдая, рассказала всё в подробностях.

Наконец-то, я добилась своего и Роберта выпустили. В благодарность испекла ему капустный пирог, мы сидели в солнечном парке, знакомились, он с упоением поедал мой пирог, так как в обезьяннике ужасно кормили. Он был любителем рока и мечтал собрать свою группу, недавно вернулся с горячей точки, где как он говорил, просидел писарем в штабе, хотя, судя по его расправе с гопниками, можно было предположить, что он привирал.

Я смотрела на него как на своего героя. Он проехал со мной на автобусе до моей общаги, где я крепко его обняла, поцеловала в щёку и оставила домашний телефон своей соседки, так как своего ещё не было.

Жизнь налаживается, тех уродов на восьмёрке заключили под стражу, им грозило минимум по пятнадцать лет. Оказалось, что эти упыри были рецидивистами и я была далеко не первой. И всё это благодаря помощнице прокурора Оле, которая попросила начальство пнуть следователей в другое направление.

Каждый вечер Роберт провожал меня до дома после работы, а по выходным играл под моим окном на гитаре, пока соседняя злая бабка не слила на него ведро холодной воды. С сексом мы не спешили, он знал, что я невинна и не торопил меня, учитывая недавний шок от попытки изнасилования, он просто боялся мне навредить. Наши отношения были чисты и прекрасны, как в сказке. Только вместо пиршеств и балов, мы кушали чебуреки и пили пиво, отдыхая у речки. Он устроил меня на нормальную работу, в магазин музыкальных инструментов своего знакомого. После учебы я продавала гитары, спокойно читая книжки и если Роберт не мог меня встретить — я мирно добиралась на метро.

Время шло, я понимала, что нельзя мужика так долго заставлять воздерживаться, ограничиваясь одними поцелуями, встречались мы уже полгода. Он красивый такой, кампанейский, статный, умный, харизматичный человек, мечта любой девки. Я в любой момент могу ему надоесть, любая дворовая девка могла увести его, заманив своей рогаткой. Только мне было, откровенно говоря, боязно, сделать всё неправильно. Вдруг я покажусь ему такой неумелой или буду бревном, я ведь вообще ничего не умею.

Всё, решилась, нужно учиться, я надела солнцезащитные очки и завязав на голове платок — пошла в местный магазин, где продавали видеокассеты. Перед плакатами Титаника и еще пары культовых фильмов сидел парень, играя в тетрис. *лять, как же неловко, только бы не увидели.

— Добрый день

— Здрасьте

— У вас имеется … хм. . у вас есть кассеты с фильмами … — язык заплетался, я воспитывалась в строгости, для меня секс вообще был чем-то порочным — … с фильмами для взрослых?

— Хахаха — он заржал, еще больше вгоняя меня в краску — девка порнуху посмотреть собралась, зачем она тебе?

— Так есть или нет?

— Вот умора, обычно за этим пацаны приходят, ну ладно — он достал из-за прилавка коробку с пикантными фильмами — выбирай

Вот же козёл. Я схватила первую попавшуюся, заплатила и ретировалась, поглубже зарывая её в сумку.

Убедившись, что звук телевизора стоит самый минимальный, я вставила кассету в одолженный у соседей видик. Монотонный русский дубляж озвучил название фильма. Красивый отель в горной местности в который приехали две подружки, как я позже поняла — это были лесбиянки. Одна вся такая невинная, а вторая была альфой, которая хвасталась перед подружкой бельем, которое купил для своего парня. Я решила промотать их нежности с самотыком, ибо никакой пользы от этого я не получу, хоть это и выглядело очень горячо, но желаний к девушкам я не питала. Во втором ролике женщина изменяла своему мужу с любовником прячась в том самом отеле. Я смотрела, впитывая информацию. Говоря разные пошлости, она сосала его член, скакала на нём, изгибалась в разных позах, под конец принимая его семя в рот.

Увиденное пробудило первобытное желание, весь мой низ горел, я инстинктивно начала гладить свою девственную писю, даже не задумываясь о том, чем я занимаюсь, лежа на тахте. Просмотрела всё что было на кассете, включая перемотанных розовых девочек из начала. Забыв о стыде и нравоучениях моей матушки, я смотрела как грубо трахают блондинок, брюнеток и рыжих девочек, не раз кончив, представляя себя на их месте.

Моё познание секса прервал стук в дверь, я, чуть не упав, дотянулась до пульта выключая телевизор.

— Светка, Свет, там твой ненаглядный пришёл — как гром среди ясного неба стучала бабуля соседка — передай, что если ещё раз будет горланить под окнами — милицию вызову

— Спасибо тёть Люб. Сейчас спущусь и передам!

Наспех поменяв трусики, накрасившись и надушившись, я выбежала к Бобу, который после работы приехал за мной на белой копейке. Мы поехали в кино, на сеанс французской комедии, про таксиста. Как всегда, заняв места на заднем ряду, смотрели фильм и хохотали, иногда целуясь.

Оглянулась, никого, даже ряд перед нами был пустым. Так, теперь самое главное — не опозориться, я могу это сделать и я это сделаю, чем я хуже тех титястых баб с кассеты? При очередном проявлении его нежности, я опустила руку на его джинсы, нащупывая выпирающий стояк и выпустив дубинку на свободу, начала поглаживать его член. Сказать, что он удивился столь резкому повороту — ничего не сказать. Но не прекратил целовать, я поглаживала его сверху вниз, мечтая, чтобы он меня насадил.

— Ну ты даешь, Светка, что это с тобой?

— Просто захотелось порадовать своего мужчину. Ты против?

— Хм… неа

— Твоя мама на даче?

— Угу … ещё утром уехала — он поменялся в голосе, явно предвкушая, как наконец-то трахнет меня, да и чего скрывать, у меня всё тело ныло от желания быть отъебаной.

Ворвавшись в квартиру, он, поднял меня, держа своими крепкими руками за попу, прижал к стене и начал страстно целовать в засос, исколов своей щетиной, шепча о том, какая я у него красивая, как он меня любит и как долго он этого ждал, жар так и распирал

— Постой, пошли на кровать — оторвавшись от его губ сказала я

Он понес меня в свою спальню, увешанную постерами с рок группами, попутно стаскивая моё платье и стягивая футболку.

Я встала на колени и вытащив томящуюся в штанах кочергу, начала покрывать его красную головку поцелуями. Возбужденная до самого пика, я начала сосать *уй любимого мужчины, как это делали девушки с кассеты, правда сильно заглотить не получилось, я начала кашлять. Внутри всё пылало, промежность источала выделения, издавая приятный аромат. Я слизывала солоноватую капельку его секреции, щупая его яйца.

— Аххх, ты когда такому научиться успела?

Вынимаю член изо рта и продолжаю его надрачивать.

— Лучше не спрашивай … тебе нравится?

— Ещё бы, но ты же говорила, что я первый

— Так и есть, а теперь, перестань меня отвлекать

— Нет, подожди, давай-ка на кроватку — он поднял меня с пола, покрывая поцелуями шею, каждый поцелуй заставлял меня закатывать глаза и положил меня на кровать

— Только аккуратнее, прошу тебя

Наши языки сплетались, он приставил головку ко входу в мою влажную пещерку, сплетя наши ладони и смотря мне в глаза, с трудом, он всунул в меня свою головку, было немного больно, я даже скорчилась, но его поцелуй дал мне расслабиться, он сделал ещё небольшой рывок, погружаясь глубже, который заставил меня вскрикнуть, было невыносимо больно, но мне хотелось этого. Он остановился и вышел из меня.

— Больно?

— Чуть — чуть — соврала я

Он осмотрел простынь, на которой была пара капель девственной крови

— Продолжим?

— Мгм

Второе проникновение тоже доставило не меньше боли, но постепенно наращивая скорость, я начала получать кайф, забывая обо всём на свете, а боль ушла на задний план. Секс был до того нежным и чутким, всё моё тело было в его распоряжении. Наконец приблизилось это невероятное чувство оргазма, которое колоссально отличалось от тех игр перед просмотром порнушки. Залп эмоций, я едва чувствовала свои дрожащие ноги. Посмотрела на его красное лицо, он уже готов спустить в меня

— Подожди… мгх. подожди мой хороший, давай в ротик — и снова его поршень был у меня во рту, весь покрытый моими выделениями. Я активно качала головой, верх-вниз, верх-вниз, словно насадка. Он выстрелил сгустками белой, пахучей жидкости, всасывая в себя каждую каплю, словно оголодавшее животное, я проглотила его семя.

— Оуфф, ты моя радость — он лёг, придавив меня своим мощным телом — где ты этому научилась?

— Обещай, что не будешь смеяться

— Честное пионерское — он отдал пионерский салют

— Я готовилась, смотря кассету

Он просмеялся себе в руку

— Дурак, ты же обещал

— Ахаха, ну правда смешно, такая ты у меня актриса

— Вместо того, чтобы смеяться, может быть повторим?

— Мальчики не так быстро восстанавливаются, тигрица. Там в холодильнике лежит мамино шампанское, предлагаю отметить, ты же теперь взрослая женщина. Немного отдохнём, выпьем, а потом продолжим.

Ту ночь я запомнила на всю жизнь. Мой герой был полон страсти и любви. Мы заставили весь дом ходить ходуном, раскачивая скрипучую кровать, я стояла раком, подставляя свою попу. Правда утром приехала его маман, которая, смутив нас, улыбалась сидя на кухне, вгоняя меня в красноту.

Неожиданно ворвавшийся в мою жизнь секс, перевернул всё с ног на голову, я так пристрастилась к ежедневному удовлетворению, что натурально затрахивала своего самца, каждый день проходил в сношениях. Он трахал меня буквально по всюду, где была возможность, в машине, на крыше дома, в кустах парка. А случаев, когда мы прятались, от внезапно вернувшейся мамочки попросту не счесть. Я стала настоящей нимфоманкой. Попросту не могла насытиться им, с каждым разом я хотела больше.

В честь хорошего окончания учебного года, он, впервые надев костюм — повёл меня в ресторан, где, встав на одно колено, надел мне кольцо на палец. Как я могла отказать? Отказать своему герою, за чьей спиной я была в полной безопасности.

Тихая, уютная свадьба на сорок человек. Без классических драк и пьяного тамады, конечно, не обошлось, зато Боб в кафе сыграл с друзьями посвященную мне песню «Мой тихий луч света», заставляя меня плакать от счастья, что я нашла своего человека. Наши родители, собрав все свои пожитки оплатили нам половину квартиры. Счастье не знало границ, мечта многих девочек, найти своего принца на белом коне — стала моей реальностью, с принцем на белой копейке.

Шли года, я окончила университет, в который и пошла работать. Семейная рутина не мешала нам и не ставила палки в колёса. Каждый вечер, мы доказывали друг другу свою любовь, в самых различных позах, особенно он любил меня трахать в моём деловом костюме, называя училкой. С каждой зарплаты, я покупала новое бельё, только бы порадовать своего самца. Соседи часто оглядывались на меня, видимо из-за слишком громких криков, признаться, было немного неловко.

Роберт взрослел, сменив патлы на короткую стрижку, из мальчика переростка, он превращался в настоящего мужчину. Всё шло хорошо, но появилась проблема, мы, как и все нормальные пары, хотели завести малыша, но никак не получалось. Делали мы это каждый день, но каждое утро тест показывал одну полоску, а когда пошли к врачам, узналось никак не предвиденное, в его мощных, бычьих яйцах была герминогенная опухоль. Лучше бы мы вообще не притрагивались к этой теме. Я не могла в это поверить, не было даже каких-либо симптомов болезни, сперма всегда шла рекой, всегда не прогибаемый стояк, быть такого не могло, это какая-то ошибка. Но каждый врач повторял одно и то же.

Боб не отчаивался, ходил на всякие курсы, искал разные способы, как бы избавиться от болезни, по всяким знахаркам ходить начал, когда руки опускались. А всё без пользы. Оставалось только лечь под нож.

Даже после операции, какое-то время Роберт сохранил эрекцию, пыла было не меньше, казалось, что всё идёт на поправку, вновь он трахал меня как сучку на случке, по два, а то и по три прихода за ночь. Вот оно чудо. Но спустя несколько месяцев всё пошло на спад. Он постепенно начал угасать, всё чаще хотел побыть один, в компании с бутылкой. Мне было больно смотреть, как мой любимый мужчина теряет связь с реальностью и уходит в депрессию, которая засасывала и меня.

Стиснув зубы, я начала водить его по психологам и психиатрам, прописали курс таблеток, что постепенно вернули его в жизнь. Забыв о сексе, мы переключились на другой досуг. Сначала начали ходить в дома престарелых, в качестве волонтёров, помогали бедным старикам, потом перешли на детские дома, неся в них радость в виде пакетов с игрушками и сладостями, устраивая конкурсы и игры. Мне было в радость, видеть, как он вновь улыбается своей доброй улыбкой. А когда мы удочерили милейшую девочку с косичками — Алёну, он полностью реабилитировался, вновь вошел в полноценную жизнь, начал искренне улыбаться и радоваться мелочам, пуская свои вечные хохмы.

Роберт не чаял в девочке души, уделяя ей всё своё свободное время. Да и я тоже, всегда хотелось дочку, которой дам жизненный опыт и чему-то научу, а тут ещё и этап с памперсами и пелёнками пролетел, сразу готовая. Мы жили как обычная семья, я не могла нарадоваться тому, что всё стало хорошо, свой, настоящий семейный очаг, не смотря на все невзгоды. Спустя год жизни, малышка начала называть нас мамой и папой, мы любили её всем сердцем, именно она вновь вернула моего любимого к жизни.

Время шло, но пойманная мной в молодости нимфомания, никуда не собиралась уходить, постоянно о себе напоминая. Каждый вечер, я проводила в ванной, не прекращая мастурбировать, вспоминая, как он входил в меня, надеясь успокоить свою хотелку.

Мне было больно осознавать, что я потеряла этот вкусный кусок счастья, в виде бесконечного секса. И с отвращением к себе начала ловить моменты, как я заглядываюсь на своих студентов, водя глазами по заметным из брюк молодым *уям, представляя, как остаюсь с одним из них после занятий и отдаюсь. Как я закидываю ногу на стол, а он, разорвав колготки дерет меня сзади, сжимая в кулак волосы. Но я не могла себе такого позволить, ведь дома ждал любящий муж, это будет предательством.

От постоянного желания и вызванного тем же желанием бессонницы, некогда спокойная я, сама того не замечая, стала стервенеть и отыгрывать свою злость на своих учениках, постоянно заваливая их. Некогда дружелюбная Светлана Анатольевна, которая всегда проявляла снисхождение, которая начинала пару в постоянно хорошем настроении, которая обязательно раз в месяц ходила со своими ребятами в кино на премьеры — превращалась в озлобленную на мир мегеру и суку. Мужу и Алёнке доставалось не меньше. Я пыталась взять себя в руки, пила разные успокоительные, вечно пыталась найти себе дело. Драила квартиру до блеска, вечно старалась приготовить что-то новое, более сложное, даже крестиком вышивать научилась. Но ничего не помогало. Пиком был случай, когда я начала орать на дочь, которая случайно разбила тарелку с супом Буябес, который я варила почти три часа.

Обалдевший от происходящего Боб, поймал меня за замахнувшуюся на ребёнка руку

— Что с тобой такое? Не срывайся на неё. Она вся в слезах сидит из-за твоих истерик — он смотрел на меня с ошарашенными глазами

— Я… я не знаю, я не нарочно, пусти меня — Алёна, выпучив глаза смотрела на меня из-за спины отца.

— Всё, всё, всё, успокойся, пошли в комнату, сейчас мы всё обсудим, нечего ребёнку слушать такое

Закрыв дверь на ключ, мы сели на кровать

— Светик, мне тяжело это признать, но я понимаю, что твои истерики не с пустого места

— …

— Уже который месяц, ты срываешься на пустяки, ты же не была такой

— А что мне ещё делать? Как мне не срываться, когда вы вечно устраивайте дома срачь? Мне тридцати ещё нет, а я у вас за служанку, Светик прибери, Светик приготовь, Светик помоги с уроками, ЗАДОЛБАЛИ!

— Успокойся, не повышай на меня голос. Я понимаю, ты часами в ванной торчишь не спроста

— Тебе какое дело? За вами свиньями прибираю, за*бали вы меня уже

— А, в этом дело, ты слишком громко стонешь за дверью из-за уборки? — он улыбнулся

— … иди нафиг — зло ответила я на очередной подкол

— Долго я над этим думал и … и я всё пойму, если ты захочешь с кем-то переспать — его дрожащий голос заставил меня опешить — тебе это нужно. Я готов закрыть на это глаза.

— Ты меня за шлюху какую-то держишь что ли? ТЫ СОВСЕМ ОХРЕНЕЛ, СВИНЬЯ НЕБЛАГОДАРНАЯ? — в очередном приступе истерии, я начала колотить его по груди, не отвечая на удары, он просто прижал меня к своему тёплому телу, я так устала, так устала от всего этого, совсем расклеившись от жизни в собственно созданном плену я начала плакать — прости меня, Роберт, прости, я такая дура, что вечно на вас срываюсь. Я тебя очень люблю — я вжалась лицом в него — но я не хочу тебя предавать

— Это не предательство, если я сам тебе разрешаю, только одно условие, не на моих глазах, и чтобы я об этом ничего не знал.

Тяжелый разговор ещё больше погрузил меня в раздумья о моей жизни, мне до жути хотелось секса, но вот лечь с кем-то другим — это же полный атас. Я чувствовала себя какой-то грязной, озабоченной шлюхой, у которой кроме секса вообще других мыслей нет. Но, что поделаешь, траха то хочется.

После этого вечера, я стала чуть более спокойной, прокручивая в своей голове мысли об измене. Что бы там Роберт не говорил, но это и есть предательство, я стояла на грани, между своей совестью и похотью.

В один из весенних тёплых дней, я всё же решилась, с утра полностью побрив заросшую интимную зону, надела своё красивое красное платье и каблуки, я пошла искать решение своей проблемы. После работы прогуливалась по парку, где уже включили фонтаны. Щебетали птички, город пах весной и приближающимся летом.

С моими данными найти парня проблемы не составило, от слова совсем. Достаточно было присесть на лавочку, повесить ногу на ногу, возле цветущей сирени и начать читать книгу. Спустя каких-то двадцать минут, ко мне подсел симпатичный мужчина под тридцать, с вопросами о книжке, которую я читаю, сразу было видно, что книга его не шибко интересовала, не обратив внимания на моё кольцо, я делала вид забалтываемой дурочки. Наивный дуралей, даже не насторожился тому, как легко я согласилась на поход в бар, просто мечта любой клофелинщицы. Ну конечно, накачай девушку, и она разведет перед тобой свои ноги.

Не смотря на всю свою показушную интеллигенцию и крутость, он был довольно скучен, симпатичен — да, но дичайше скучен моим ушам. После двух бокалов пенного напитка, мне всё это надоело, и я решила брать быка за рога, изображая пьяную хохотушку, которой очень интересно слушать его рассказы о работе, я предложила поехать к нему.

Когда мы вошли в квартиру, его уверенность немного поугасла, я сама сняла своё платье и оставшись в одних туфлях, открыла ширинку его брюк, заценивая товар. Вытащила оттуда полувставший член. *лядь, как же я соскучилась по *ую, нежно подрачивая, я обвела языком его головку, заставляя заурчать. Я положила его руку на свою грудь. Стоило лишь погрузить член в свой рот, как он начал твердеть и подниматься у меня на глазах, мне хотелось быстрее на него запрыгнуть.

Взяв его за член, потащила к видневшемуся из прихожей дивану, я была пьяна своим желанием и парой бокалов светлого. Усадив его на диван и забравшись верхом, я приставила долгожданный член к своей киске, сейчас он будет во мне, вот он уже упирается в мои стонущие половые губы да, да, да, я столько ждала, словно заядлая героиновая наркоманка, предвкушаю пробитие … открываю глаза и вижу лицо этого незнакомого мне человека, в голове переключили тумблер, боже, нет, я не могу так. Всё возбуждение перекатилось в омерзение, даже не от этого мямли, а скорее от самой себя. Я спрыгнула с него, прикрывая голую грудь руками.

— Эй, что случилось? Что-то не так?

— Нет, нет, всё не так, я лучше домой пойду, извини.

— Я что-то неправильно сделал? — бедолага сидел с колом между ног и непонимающими глазами, смотрел как легко полученный секс в спешке надевал своё платье

— Прости, но меня дома ждёт муж, я так не могу.

Придя домой, я навзрыд плакала Роберту в грудь, рассказывая о том, какая я конченная.

— Ну, ну, ну, хватит себя упрекать, ты не виновата в моей проблеме

— Ты не понимаешь, я ему почти дала

— Ну не дала же, значит не изменила — он понимающе обнимал меня — слушай, если не идёт тебе с мужиками, можешь попробовать с девушкой, там в принципе измены не будет, да и я не против

— … ты серьёзно?

— На полном серьёзе

— Но … но я не розовая

— Не поймешь, пока не попробуешь, вдруг понравится? — он смотрел в мои заплаканные глаза, с которых стекала туш — я тут недавно в интернете читал, как девчонки отзываются о сексе с подругами, может быть это и есть твой выход?

— Мне … мне нужно всё переварить, ладно?

— Ты пойми, солнце, тут я буду очень даже за, особенно если посмотреть дадите — он довольный, аки кот улыбался, явно предвкушая посмотреть на девичьи шалости

— Уймись, Роберт, я ещё не согласилась. Не торопи меня, я тут чуть на *уй незнакомого мужчины села, а ты довольный сидишь, тьфу

Секс с женщиной, это же надо до такого додуматься. Я, мать прекрасной девочки, порядочная жена, по крайней мере считала себя ей и почетный преподаватель. Мой портрет на доске, среди молодых преподавателей и вот те на, буду трахаться с девушкой, уму не постижимо.

Отпоив меня чаем и немного успокоившись, мы, уложив Алёнку спать, лежали у телевизора, так хотелось отвлечься от всего этого пи*деца. Уставший Роберт тихо захрапел, а вот ко мне сон не подходил ни на шаг. Я бренно листала каналы и наткнулась на какой-то фильм, вроде бы «Шоу Гёрлз» про стриптизёрш в Лас Вегасе, весь такой яркий, с красивыми девушками, я никогда не любила танцевальные фильмы, но этот был исключением. Эти прекрасные тела вклинивались мне в голову, я получала эстетическое удовольствия, смотря на их движения и округлости, они были совершенны, а этот момент, где Кристал и Наоми целуются, ну просто снос крыши. Мне так захотелось почувствовать женского прикосновения. Я не удержалась и начала мастурбировать, прямо возле храпящего мужа, представляя, как сама целую губы этой блондинки с бл*ядскими глазами, которая жарко танцует для меня.

Эти мысли сверлили мой мозг на протяжении недели, пока я из любопытства, не нашла в интернете форум, где анонимные девушки обсуждали однополый секс. Горячо описывая свой первый раз, своих партнёрш, как прекрасно женское тело, как девушка легко может найти твои точки, зная куда надавить.

Черт, всё против моего Я, в том числе моё тело. Я не могла найти себе место, взгляд невольно переключился на девочек. Вспоминая истории с форума, я украдкой смотрела на своих красавиц студенток, мечтая затащить в постель, представляя жар, который почувствует моя рука, когда я заберусь под юбку. Потом конечно же отгоняла от себя эти извращенные мысли. Но они возвращались ко мне во снах, заставляя просыпаться с набухшими половыми губами, в ледяной от пота постели. Каждый раз, когда я занималась мастурбацией в ванной и вспоминала секс с Робертом, фантомный муж резко становился одной из увиденных мною девушек.

Попытка не пытка, субботним утром зарегистрировавшись на том самом форуме, в графе «Знакомства» я оставила объявление о поиске.

«Всем привет! Москва, ищу девушку для первого опыта, по всем вопросам в ЛС!»

После ужина, мы зашли на форум вместе с Бобом. В личке было четыре сообщения от разных пользователей. Первая была с мужиковатой тёткой на аватарке, она предлагала пойти выпить и просто познакомиться

— Хахаха, она мужественнее мужиков на нашем заводе, глянь какие ручища

Вторая была красивой, но судя по вызывающим кровь из глаз ошибкам, скорее всего была нерусским мужиком

«превед, красавыца, хочу тебе лизац и ты мне лизай, завтра буду в масква, напеши свой номер»

— Вот это вообще анекдот, видимо преподавательница русского языка, видишь, сразу к делу, быстрее ответь «ей», секс с коллегой по цеху, ухх.

— Ха- ха- ха, вообще не смешно, будешь шутки пускать — пойдешь вместо меня с Алёнкой математику делать.

— Уф, злая какая, потому что «лизай» не даёт «КрАсИвый девУщка»

— Ты такой бесячий — его подколы, как всегда, были мне в радость, но виду подавать нельзя, пускай не зазнаётся.

Остальные два сообщения были банальным спамом, при том одинаковыми. Оба от адвокатов моего покойного, десятироюродного дядюшки, который был очень богат и оставил мне наследство, нужно только отправить сумму с пятью нулями на расходы адвокатов, и я смогу вступить в наследство.

— Ну всё, Светка, мы богатые теперь, пакуй чемоданы, полетим на Ямайку — расхохотался он

Мы просидели на этом форуме не одну неделю, где-то даже попадались нормальные девушки, но отметались по разным причинам. После того, как залили пару фотографий, без лица — дело сдвинулось с места, мне написала некая Лариса. С которой я вела длительную переписку. После звонка, для верификации, она прислала мне свою фотографию, симпатичная, высокая брюнетка, чуть старше меня, красивые карие глаза, большая грудь, длинные ноги. В переписке я была уже более уверенная, проблемой был только её отъезд в командировку.

На протяжении месяца, каждый вечер мы созванивались, лучше узнавая друг друга. Одним из её условий почему-то было обращение к ней на Вы, хотелось ей так. Лариса рассказывала, как много девочек прошло через неё. Это для было чем-то вроде хобби, она была крайне опытной женщиной. По вечерам, я закрывалась в ванной от своих и слыша её томный шепот в трубке, как и что она будет со мной делать, придавалась утехам сама с собой. В последний вечер, перед столь долгожданным днём мы провели за разговором больше трёх часов.

Целый день я носилась как белка в колесе, внеплановое мероприятие в университете, в добровольно-принудительном порядке. Когда до встречи оставался всего час, я улизнула, оставив своих студентов на подружку преподавателя.

Не смотря на наш бурный секс по телефону, вся моя раскованность мигом погасла, когда я стояла у указанной двери. В сумке лежала коробка вина, которую я, не посмотрев, в спешке взяла в первом попавшемся магазине. В руках я держала камеру, которую меня уговорил взять с собой Роберт. Меня немного колотило, из-за такого шага в другую сторону человеческой ориентацией. Одно дело — просто подрочить на фантазии, другое — лечь под ранее не видимого тобой человека, да ещё и своего пола. Ну, будь что будет, я, перебарывая свои страхи нажала на кнопку звонка, дверь открылась, на пороге стояла та самая дама с фотографий, на её лице была белоснежная улыбка, а тело закрывало лишь бельё.

— Привет, Света, а зачем тебе камера?

— Здравствуйте. Мы же договаривались, что будет запись — голос предательски ломался

— Ну так и быть, проходи, вино принесла?

— Да, как вы и просили

— Прекрасно, бокалы на кухне, нальешь на двоих, а потом заходи в гостиную

— Я не буду пить — пить и правда не хотелось, я боялась потерять контроль из-за алкоголя, вдруг произойдет тоже самое, что было с тем незнакомцем из парка, чье имя я уже давно забыла.

— Пей, дурная, сама же говорила в первый раз, мне не интересно трахать зажавшуюся в себе кочерыжку

«Кочерыжку, весьма обидно»

Я разлила вино по бокалам, чертова камера, и зачем я вообще согласилась на неё? Поставив бокалы на поднос, я понесла их к Лариссе, которая, отпив и сморщившись вынесла вердикт сомелье:

— Боже, ну и бодягу ты притащила, такое только залпом

— Купила то, что было в магазине

— Пей давай — делаю глоток, и правда, настоящая бодяга — давай побыстрее, чего ты там как котенок лакаешь — она встала с дивана и подошла — давай так, ты либо пьешь, либо уходишь, выбор за тобой и отдай сюда эту камеру — она вырвала камеру из моих рук и поставила её на полку. Её движения были резкими и решительными, я не хотела потерять последнюю, как мне тогда казалось, надежду на секс. К черту всё, выпиваю оставшееся залпом. Мерзость, но неплохо так даёт по голове.

Она села на диван, похлопав себя по колену — Иди сюда — взяла меня за руку и потянула к себе

— Слушай — заговорила она уже более нежно, с пониманием моей тупости — я понимаю, ты нервничаешь, но ты сама этого хочешь, правильно?

— Да — ещё бы я этого не хотела, весь месяц фантазируя о ней в ванной

— Думаю вино сейчас ударит в голову, и ты немного включишься. Я не в первый раз беру к себе неопытных девочек и результат зачастую один и тот же, все уходят к своим муженькам довольные — она обняла меня за талию — скажи, тебе нравится моя грудь? — я молча кивнула — ну и чего ждешь? Потрогай её — я аккуратно, боясь всё испортить дотронулась до красивой, бледной кожи её сиськи, пытаясь обхватить, правда моей ладони не хватило по размерам — ну разве так мнут? — она нахально просунула руку под моё платье и коснувшись соска сжала уже мою грудь — вот так надо мять — она начала покрывать мою шею горячими поцелуями, левая рука ходила по моей груди, правая гладила мои бёдра, поднимаясь выше к трусам. Поднимаясь на каждый миллиметр заставляла меня течь — ты же хочешь получить то, за чем пришла, да моя хорошая?

— Мхм … она дотронулась до клитора через мокрые трусики, вызвав ещё один стон

— Ну вот видишь, всё хорошо, я не кусаюсь, пока что — *лять, да покусай ты меня уже, один только голос и её раздетый вид меня не на шутку завёл, не говоря уже о руках, которые бороздили моё тело.

Словно слыша мои внутренние мольбы она толкнула меня на диван, снимая с меня платье. Я покорно встала на четвереньки, сначала Лариса освободила грудь от оков лифчика, затем смакуя момент спустила с меня трусики, пару раз шлепнув по попе

— Очаровательная киска, всё гладко сбрито, подготовилась всё-таки, умничка. Покрывая мои ягодицы поцелуями, не оставив и миллиметра, она просунула острие языка в меня.

— Какая вкусная малышка — она сжимала мои булки вонзая в них свой идеальный маникюр, Ларисин куни был выше всяких похвал, то, как она владела своим языком — просто нет слов, чтобы это описать, я даже подумать не могла, что оральный секс, может доставить столько удовольствия. Через пару минут я уже была готова кончить, но блин, она прервала моё удовольствие отойдя к шкафу, начала что-то озадачено искать.

— Ты узенькая, так что этот будет в самый раз, выгни спину. Только встань правильно — обернувшись к ней я увидела удерживаемый ремешками на её бёдрах небольших размеров член.

Следующие пол часа были просто восхитительны, она активно трахала меня раком, заставляя взвывать, подмахивая попкой в ритм с ней я не сдерживаясь визжала и кончала раз за разом, я и мечтать о таком не могла. Она шлепала меня, называя шлюшкой и б*ядью, да, наверное, ей я и была. Вся моя порядочность и статность улетучились, я жаждала траха несмотря на то, что трах был от пластикового члена, сильной разницы я не чувствовала.

— Давай сменим позу. Быть может шлюшка хочет попрыгать? — очередной шлепок по ягодице, заставивший меня сладко взвыть — я чуть подустала тебя *бать — она вынула из моего пылающего влагалища член и уселась на диван — кис, кис, кис — похлопывая по колену нежно проговорила вспотевшая Лариса, вновь разжигая во мне голод. Не теряя времени, я забралась на её колени.

— Я не тяжелая? — спросила я, инстинктивно поправляя свои волосы, мне очень хотелось быть для неё желанной, боясь, что дивное удовольствие закончится.

— Не торопись, рыжуля — правая рука, сжимая мой зад, вновь впивалась в него маникюром, аккуратно направляла к члену, а левая сжимала мою грудь — ты легкая, как пушинка.

Каждый толчок, доставлял мне новое, неведанное ранее удовольствие. Лариса держала весь процесс под контролем, мне же оставалось лишь получать наслаждение.

Смесь эмоций сносил мне голову — унижение, от того, что я скатилась до уровня последней шлюхи, трахаясь с какой-то женщиной, изменяя любимому мужу. Волнение, от того, что процесс может прерваться. Удовольствие — от того, что её зубы вновь сладко сжали мой каменный от возбуждения сосок. Если ад существует, то томиться мне во втором круге, да черт с ним, оно того стоит.

Я продолжала подпрыгивать на не устающем члене под командой её рук, задыхаясь от кайфа, скакала так, словно от этого оргазма зависела вся моя жизнь. Чувствуя моё приближение, любовница резко начала теребить мой клитор.

— О боже, даааа — мощь долгожданного оргазма трясла меня покруче любого землетрясения, выделения хлынули из меня, покрывая член и бедра очаровательной брюнетки.

— Поцеловать меня не хочешь? — я послушно влипла в её губы, навалившись на неё обмякшим телом, чувствуя себя желейной массой, пластиковый член наконец-то освободился из-под моей перегретой киски.

— Тебе понравилось?

— Очень понравилось, спасибо вам, вы мне очень помогли, мне правда это было нужно — я смотрела на неё, как нищий смотрит на поданный кусок хлеба, наконец-то, наконец-то я получила то, чего так долго хотела.

— Ну вот видишь, выпила, расслабилась, получила своё удовольствие, довольна же? — я похлопав глазами кивнула, неужели это всего лишь на один раз? — Вопрос исчерпан, ты получила то, зачем пришла, ладно, собирайся, у меня ещё много работы, если захочешь, приходи через неделю, будем заниматься твоим сексуальным воспитанием.

С трудом встав и дойдя до камеры, я с довольным лицом подмигнула в объектив и нажала на кнопку стоп.

— Запись закончена?

— Ага

— Ну наконец-то. Это сбивает. Знаешь, забудь что я говорила про неделю. Приходи завтра, в то же время, думаю вино уже не нужно, только без камер. Мне, честно говоря, неприятно, что на нас пялится твой муж. Я всё понимаю, но для него сделаем небольшое ограничение, я же всё-таки хочу доставить удовольствие тебе, а не ему. Правильно? — она наклонилась и поцеловала меня в губы.

— Я … я не знаю … я не хочу его обманывать

— Это не обман, Рыжик, это не обман — она подняла пальцем мой подбородок, смотря прямо в глаза — он же знает, чем мы с тобой занимаемся, просто это будет чуть чаще, чем твой благоверный думает. Меньше знает — крепче спит. Можешь сходить в душ, думаю таксист может удивиться запаху еб*и, от тебя просто воняет сексом и непристойностью. У тебя десять минут, потом я уйду, бегом марш — она вновь шлепнула по моей и без того измученной попе.

Открыв дверь подъезда, я вдохнула пьянящий запах, после всей этой бури оргазмов, даже воздух казался слаще. Сидя в такси, я вновь стала размышлять о своей жизни

Я вот так вот просто взяла и отдалась девушке, да ещё и под запись, крича от удовольствия. Боже мой, а самое страшное, мне сносил крышу тот факт, что я приеду к ней завтра, в тайне от Боба. Дура блин, я ведь даже не попробовала отказаться, а просто мямлила что-то. Может всё-таки не стоит? Попробовали и хватит. Пусть это и был один из самых ярчайших оргазмов в моей жизни, всего-то пластиковый *уй, куплю такой же и забуду обо всём, я не хочу и не буду лгать Роберту. К черту всё, я уже получила нужную мне разрядку, думаю на год ещё хватит. Успокоившись своими праведными мыслями, я пошла в магазин и купила кремовых пирожных. Мне так хотелось порадовать любимых. Боб уже с порога увидев моё счастливое лицо, понял, что всё прошло по плану.

— Ну как? Всё хорошо? Давай сюда камеру

— Замечательно, держи– он как ошалевший принял сокровище в свои руки — пошли чай пить, Алёнка, вылезай, я пирожных купила.

Мы вновь сидели как счастливая семья, я была самой лучшей мамой на свете. Алёнка рассказывала про злых учителей, моя маленькая, как же прекрасно это детство, когда все твои заботы заключаются в злых учителях. Весь оставшийся вечер, мы мирно пролежали у телевизора, смотря семейную комедию про детей шпионов. Все мои невзгоды, моё вечно тревожное состояние сошли на нет.

Уложив ребёнка спать и проверив Роберта, который настраивал видеомагнитофон, чтобы посмотреть заветную запись с уже далеко не детским фильмом, я пошла готовиться ко сну.

*Телефон оповестил о пришедшей смске*

«Светик, я тут вспомнила, как ты мило кончаешь, думаю завтра ты останешься у меня на ночь, за тобой должок»

«Ларисса, я очень Вам благодарна, но хотела сказать, что встреч более не будет, ещё раз спасибо» я набрала сообщение, но не решалась нажать на кнопку «Отправить», буравя взглядом написанную смску, я попросту не могла решиться сжечь этот мост ведущий к хорошему сексу и удовольствию. А к черту её, все же не стоит поддаваться на провокации этой искусительницы, я это когда-нибудь забуду «Сообщение отправлено». Ответа не последовало, хорошо, что она понимающий человек и не стала более давить на меня.

Весь следующий день в моей голове проходила борьба, меж ангелом и демоном, остаться ли собой или продолжать раскрывать свой порок. Отгоняя от себя все пошлые мысли о вчерашнем дне, я постаралась погрузиться в работу. День прошел довольно продуктивно, мои ученики восхищались моему хорошему настроению. На последней паре, я решила не загружать и без того уставших от учебы ребят. Мы провели время просто беседуя о жизни, кто куда хочет пойти работать, что такое хорошо и что такое плохо и какие новинки есть в кинотеатре. Я полностью расслабилась, забыв о своих нравоучениях самой себе.

Выходя из здания в окружении студентов, мило беседуя о дополнительных мероприятиях со старостой, чью группу я курирую я услышала до боли знакомый голос.

— Све-ета, Светка, Королёва, ты что ли?

Я обернулась, сердце упало в пятки на дороге стоял чёрный Jeep, выйдя из которого крича бежала ко мне Лариса.

— Королёва, ёкарный бабай, я же тебя с выпускного не видела — крепко обнимает ошалевшую меня — *шепотом в ухо* просто иди за мной — и крепко хватает меня за руку — пойдем, Светка, так давно не виделись — мда, актрисой ей не стать, только вот я сама опомнилась, только когда двери машины закрылись.

— Выпусти меня.

— Светик, ну ты чего? От меня девочки сами не уходят. Послав меня — ты словно плюнула в мою сторону. Со мной так не поступают, Светочка.

— Это больше не может повторяться, я попробовала и всё! У меня есть муж и ребёнок.

— У меня мус и лебёнок — исковеркала она мои слова — о муже и ребёнке вы, шлюшки, почему-то не задумывайтесь, когда стучите в мою дверь

— Если не выпустишь, я начну кричать … ааах, стой — её рука резким движением оказалась под моей юбкой

— Ну давай, кричи, давай, я, конечно, наслушалась твоих криков вчера, но хотелось бы и сегодня услышать — она была просто непробиваема, одной рукой рулит, второй нахально улыбаясь играет с моими вмиг набухшими губками.

Я просто тихо сидела на сиденье дорогого внедорожника, раздвинув ноги и позволяя этой беспринципной нахалке меня лапать, смущенно смотря на лицо моей мучительницы, я тихо стонала от неподконтрольного мне удовольствия.

— Зачем … зачем ты всё это делаешь?

— Да всё просто, мне понравилась невинная овечка, под личиной которой таится такая ненасытная шлюшка. Я хочу, чтобы ты не гнобила себя, в своих самокопаниях, а получала удовольствие признав себя той, кем ты являешься. Мне нравится твой типаж закрытой монашечки. Обычно девочки приходят с мыслью просто попробовать ради эксперимента и убежать, но ты, ты же редкий экземпляр. Просто признай это

— Это была ошибка, я … я больше не хочу

— Поэтому ты даже не попыталась убрать мою руку от своей *изды? — она надавила на клитор, перекрывая мне кислород — послушай, я не буду тебя долго уговаривать и бить лбом пол у твоих ног — машина остановилась, подъехав к моему дому — у тебя десять, максимум пятнадцать минут, чтобы надеть чулки и подобающее бельё, мужу скажи, что сокурсницу встретила, которая на девишник зовет. Не успеешь, буду считать за окончательный отказ, продолжишь свою угрюмую жизнь, вспоминая нашу встречу, надрачивая себе в ванной. Но поверь мне, девочка, я не разбрасываюсь предложениями.

Она наконец освободила свою руку ловушку, я словно в трансе, в мокрых трусах вошла в лифт. К этому моменту уже смирилась с тем, кто я есть. Я не хотела думать. Я хотела этой сладкой дозы, хотела быть её девочкой. Я хотела, чтобы она делала со мной всё, что ей взбредёт. Мне это было нужно, я по-настоящему была на игле.

Обрадовавшись тому, что Роберт задерживается, ведь он легко раскусит мою ложь, я рассказала Алёнке, что встретила давнюю подругу, которая скоро выходит замуж и сегодня мы будем отмечать. Боже, зачем я вру собственному ребёнку и мужу? Весь наш брак был построен на доверии и взаимопонимании. До чего я докатилась? Вместо того, чтобы объяснить ребёнку новую тему, которую плохо объяснили учителя — я ехала трахаться. Я ужасная мать. Вновь проснулись нравоучения, пока я наспех подмывшись натягивала черный, капроновый чулок на влажную ногу.

Ладно, это в последний раз, она просто меня завела, я разряжусь, получу своё и больше не буду брать от неё трубку, поменяю номер, не будет же она меня вечно преследовать.

— Алёнка, котлеты в морозилке, скажи папе, чтобы пожарил с макаронами, и чтобы уроки сделала. Я побежала, меня не ждите, буду поздно.

— Пока, мамуль

Робко переступая порог двери, я словно выходила в другой мир, где нет моей привычной бытовухи.

— Правильный выбор, Светлана Анатольевна — сказала Лариса, когда я закрыла дверь машины. Салон пах горелым табаком, из-за тлеющей сигареты, чей пепел она стряхивала в окно. Дьяволица протянула мне открытую жёлтую пачку с верблюдом — американские — я молча смотрела на оранжевые фильтры, никогда не переносила запах, однажды попробовав в школьные годы, я зареклась не курить, после яростного наказания от строгой мамы — давай, Светка, чего как школьница, это не самое неприличное, что ты сделаешь сегодня — поддавшись властному голосу искусительницы, я взяла сигарету и получив огонь с её рук, втянув противный дым закашлялась — и правда, как школьница, засмеялась она, выезжая со двора.

Когда мы вошли в её обитель похоти, она повалила меня, вжимая поцелуем в мягкий шерстяной ковёр. Не смотря на то, как она трахала меня вчера, этот поцелуй, наверное, был самым интимным из всего, что я пережила за последние сутки, наверное, даже за последние пару лет. Её руки блуждали по моему телу, мне оставалось только обнять её. Я утонула в своём сознании, уходя в экстаз, всё, чего я сейчас хотела — эту женщину. Я не думала о том, как буду выдавать Алёнку замуж, как встречу старость с Робертом, сидя у камина. Все мои мысли были о языке этой женщины. Я была вся её. Сознание было прерывистым, всё шло кадрами, словно напилась до беспамятства.

Открываю глаза — и такое желанное, ароматно пахнущее, женское влагалище прямо над моим лицом, я вытягиваю язык, пытаясь прикоснуться к этому совершенству. Закрываю глаза, вкушая запретный плод, с необычным вкусом, моё лицо было в маске из её выделений.

Открываю глаза — она мягко мнёт мои груди, через лифчик. На ногтях красивый лак красного цвета. Закрываю глаза, вкушая удовольствие, от прикосновений нежных сосков и ощущения, как её пальцы трут мой клитор.

Открываю глаза — она, улыбаясь задирает мои ножки над моей головой, схватив обтянутые капроном лодыжки. Ощущая твёрдый объект, входящий в меня

— О боже, я тебя так люблю — я смотрела на неё полузакрытыми глазами, простонав от очередной фрикции, когда она вогнала в меня страпон.

— Видишь, моя маленькая, я же говорю, девочки сами от меня не убегают.

Она вновь трахала моё тело, поставив меня раком, как же я полюбила эту позу с Робертом ещё в юности и всё так же получала от неё кайф сейчас.

Я сосала этот член, представив, что он был продолжением Ларисы, а она, наслаждаясь моим покорным видом гладила мои волосы.

Я лежала на кровати, вяло поедая с её рук виноград, положив голову ей на живот.

— Я редко это говорю, но мне кажется, я влюбляюсь в тебя, Рыжик — сказала она, выплюнув косточку в тарелку

— … мхм

— Ну что, теперь ты накричалась и не будешь убегать?

— … мхм неа … — я была ленива, словно текучий кисель и даже взрыв не способен заставить меня уйти.

С тех пор я начала жить двумя жизнями. Я перестала о чем-либо жалеть, нагнетая себя, да, я лизала женщине, да, возможно даже в неё влюбилась. Я хладнокровно лгала в глаза своим домашним, лишь бы получить наслаждение, каждый день приходя позже обычного. Даже мой самый близкий на свете мужчина, не знал и половины того, что происходило в моей жизни. Я осознала тот факт, что подсела на отношения с этим человеком. С ней я уходила от реальности и могла признать себе факт своей нимфомании. Каждый день, я считала минуты, пока прозвенит звонок и я сяду в этот джип, который увезёт меня в даль наслаждений.

Сквозь года, стоя на коленях, между ног своей уже совершеннолетней дочурки, доводя её тело до очередного оргазма. Я вспоминала первую любимую женщину. Алёнка напоминала своим характером ту самую, не пробиваемую Ларису, что подарила мне новую жизнь, освободив от бренных оков совести. Моя ещё вроде бы вчера малышка Алёна, которую я водила на мультфильмы, владела моим телом так, как это делала Лариса, целовала так, как это делала Лариса и трахала до беспамятства так, как это делала Лариса.
6 550
0
+79
Добавлено:
10.02.2022, 01:36
Просмотров:
6 550
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2024 – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама